02 мая 2024, 07:45

Реставратор ретромотоциклов и автомобилей Евгений Jack: «Ты приезжаешь из такого путешествия и думаешь: «***[жесть], как хорошо, что я доехал!»

Евгений Jack играет на волынке в фолк-группе Dead Rabbits (16+) и занимается изготовлением реплик средневекового вооружения. Кроме этого, он увлекается реставрацией ретромотоциклов и автомобилей. Казалось бы, эти музейные экспонаты безнадёжно устарели и не годятся для современного ритма жизни. Однако мастер на все руки перебрал технику «по кусочкам», чтобы подарить ей вторую жизнь. Евгений рассказал про ретровыставки, про то, как нашёл «Волгу» 1960-х годов и превратил военный мотоцикл, который постоянно глох в пробке, в транспорт для путешествий по городам России.

Реставратор ретромотоциклов и автомобилей, музыкант Евгений Jack. Фото: Виктория Старосельская

«Сейчас мы приходим к тому, что механизмы и устройства становятся одноразовыми»

Евгений, увлечение ретротехникой появилось у тебя недавно?

Мотоциклами я занимаюсь с 2013 года. Первая моя модель была японской и более современной. Меня преследовало постоянное ощущение, что чего-то не хватает. В итоге в 2018 году я купил мотоцикл М-61 Ирбит 1961 года выпуска, сделанный в СССР. Катаюсь на нём и сегодня. Сделал все возможные модификации двигателя и других устройств, чтобы можно было пользоваться техникой каждый день и не испытывать боль и унижение со стороны других участников дорожного движения.

Где ты взял такой раритет?

Купил. Изначально мотоцикл спасли из помойки. Его нашёл мой хороший товарищ, который рассказывал мне про ретротехнику. Он даже достал какие-то документы и восстановил раритет. Потом продал мотоцикл человеку, который не в теме. Из-за незнания новый владелец начал ездить на нём по пробкам. Старый мотор охлаждался воздухом и заклинивал, стоя без движения. Так была устроена техника, ведь в 1961 году пробок ещё не было. В итоге двигатель у него глох несколько раз. Знакомый очень долго психовал, а потом продал мне мотоцикл за небольшие деньги.

«Изначально мотоцикл спасли из помойки». Фото: Виктория Старосельская

Твой мотоцикл уже дедушка, ему больше шестидесяти лет. Сложно работать с такой старой моделью?

Философия техники, которая выпускалась раньше, была совершенно другой. Сейчас мы приходим к тому, что механизмы и устройства становятся одноразовыми. Например, ты купил китайский автомобиль, он повозил тебя три года, потом ты продал эту машину и купил другую. Цикл двигается – капиталистический рынок живёт. В советский период техника создавалась на долгое время. Каждый узел ремонтопригодный, можно разобрать мотоцикл за пару часов почти полностью. Плюс простота конструкций. В нём разберётся человек, который совершенно не в теме. С другой стороны, трудно найти оригинальные запчасти, потому что мотоциклы уже не выпускают. А те, кто продаёт запчасти в хорошем состоянии, хотят много денежек. В целом с советской техникой проблем нет, если она не очень редкая.

«Новая коляска – это мой большой проект. Она от венгерского мотоцикла Pannonia 1966 года». Фото: Виктория Старосельская

Ты полностью обновил мотоцикл?

Есть такое понятие «рестомод»: ты берёшь старую технику – автомобиль или мотоцикл, обновляешь необходимые агрегаты – тормоза, карбюратор, коробку передач, мост и прочее. Это необходимо для того, чтобы ты мог в потоке ехать хотя бы 80 км/ч. В оригинальном виде такую скорость невозможно развить. Раньше никто так не ездил. Поэтому у нас в ретрокультуре есть два направления. Первое – когда делают полностью оригинальную технику и на ней не катаются, потому что происходит износ очень дорогих запчастей. Ты не можешь её эксплуатировать постоянно. Второе – когда производят модификацию техники. Потому что, например, со старыми тормозами ты не сможешь эффективно остановиться. Нужно будет держать большую дистанцию до впереди идущего транспорта. Кто-то будет постоянно перед тобой вклиниваться.

«В целом с советской техникой проблем нет, если она не очень редкая». Фото: Виктория Старосельская

Люлька у него родная?

Нет, у него была раньше другая. Новая коляска – это мой большой проект. Она от венгерского мотоцикла Pannonia 1966 года. Сделана полностью из алюминия. Мне позвонил один знакомый из Самарской области и спросил: «Тебе старинная люлька нужна? У меня дети во дворе на ней с горки катаются»

Пришлось её серьёзно восстановить: заказать подлокотники, сидения, багажник. Самостоятельно я обновил алюминиевое крыло. Стоит отметить, что 1960-е годы – это эпоха покорения космоса, поэтому у техники были интересные формы. Кстати, люлька достаточно лёгкая – весит всего около 60 кг. Если бы у меня была такая в детстве, душу бы за неё отдал.

А как у тебя появилась «Волга» с оленем на капоте?

Как-то раз я решил стать «нормальным человеком». Подумал, что делаю что-то неправильно, что надо жить как все остальные люди – семья, дом, квартира, дача, тачка. Приобрёл квартиру на выезде из города. Без машины было невозможно – с общественным транспортом там дела обстоят плохо. Так появился обычный автомобиль французской компании. Однажды в квартире лопнул шланг, и я залил три квартиры снизу. Больше там не живу. Мещанское общество меня не приняло. 

Появилось ощущение, что такой образ жизни мне не подходит. Надо что-то прикольное. У меня уже был клёвый мотоцикл моей мечты. Нужна машина моей мечты. Я начал искать что-то интересное. Заниматься старыми американскими автомобилями сейчас достаточно сложно и дорого. Мне показалось, что «Волга» – это прикольно и необычно. У неё спереди вообще диван.

«Мне показалось, что «Волга» – это прикольно и необычно. У неё спереди вообще диван». Фото: Виктория Старосельская

Подходящую машину я нашёл в Уфе. Дедушка умер и оставил внуку «Волгу». У машины всегда был один хозяин. Он работал военным инженером в городе Воткинск. Эту машину ему дали в 1960 году. Дедушка проездил на ней всю жизнь до самой смерти. Автомобиль весь в оригинальном состоянии, даже колёса стоят с 1967 года. Сохранилось и руководство по эксплуатации.

«Автомобиль весь в оригинальном состоянии, даже колёса стоят с 1967 года». Фото: Виктория Старосельская

Внук не оценил такой раритет. Он немного поездил на «Волге» вместе с женой. Потом они решили её срочно продать. Это очень удивительно! Машина – практически музейный экспонат. Я приехал за ней вместе с эвакуатором. Это была зима и было рискованно даже двигаться на колёсах 1967 года.

Фото: Виктория Старосельская

Когда вернулся в Самару, мы с друзьями начали тщательно рассматривать «Волгу». И самым прикольным оказалось то, что под изодранными чехлами сидений сохранились практически новые кожаные диваны. Дедушка как любой советский человек позаботился об их сохранности. Как будто для меня берёг.

Конечно, машине много лет. Нужно многое ремонтировать. Пластик рассохся местами. Кое-чего не хватает. Но в целом с этой техникой можно работать. Планирую сделать из неё полноценное средство передвижения, но при этом хочу сохранить ретроэстетику.

«Старый мотоцикл – это максимально некомфортная техника. Она для унижения, боли и страдания»

Ты уже путешествовал на своём железном коне?

Когда я купил мотоцикл, первым делом позвонил своей подруге. Мы поехали кататься в город и у нас заклинил двигатель. Я долго сокрушался. Да и остальные водители проклинали. Поток движется 80 км/ч, а ты не можешь. Все такие: «Зачем вылез этот человек?!». Я понял, что нужно что-то с этим делать. Когда двигатель сделал мощнее, мы с подругой поехали в Пензу. Добрались отлично, без поломок. Потом я на спор путешествовал в Киров на мотофестиваль «Взлётная полоса» (16+). Преодолел примерно 800 км в одну сторону. Всё было в порядке. Не было никогда серьёзных поломок.

«Старый мотоцикл – это максимально некомфортная техника. Она для унижения, боли и страдания». Фото: Виктория Старосельская

Мотоцикл подходит для того, чтобы колесить по Самарской области?

Всё зависит о того, что вы хотите от техники. Она может быть заточена под конкретные задачи и цели. Если вы хотите комфорт, то выбираете определённые автомобили. 

Старый мотоцикл – это максимально некомфортная техника. Она для унижения, боли и страдания (смеётся). Моя философия заключается в том, что чем больше человек создаёт себе сложностей и преодолевает их, тем больше он обогащается духовно. Ты приезжаешь из такого путешествия и думаешь: «***[жесть], как хорошо, что я доехал!». Падаешь в мягкую кровать и переоцениваешь всё, что имеешь, благодаришь Бога. Это очень здорово.

М-61 – армейский мотоцикл. Он создан всё-таки не для комфорта и приятной езды. Ты на нём как винтик в системе военного механизма. Ты должен сесть, доехать до врагов, кинуть гранату и героически победить.

Куда планируешь отправиться на своём ретроавто или мотоцикле весной или летом?

На майских выходных в городе Энгельс будет клёвый байк-фестиваль «Правый Берег» (18+). Там собирается куча людей, чтобы пообщаться, послушать музыку. Есть намерение показать свою машину на ретровыставке. Но с этим сложно. Мне очень жаль свою технику. Сколько раз я посещал подобные мероприятия, столько же сталкивался с неадекватным поведением людей. Например, некоторые люди подталкивают своих детей к тому, чтобы они сели на чужой мотоцикл, который находится за ленточкой. Люди просто не понимают, что так нельзя делать. Владелец вложил душу и средства в свою технику. И это происходит на фестивалях не только с мотоциклами, но и с автомобилями. В них может просто кто-то сеть и начать переключать передачи. Люди считают, что им на выставке должны всё разрешить. Не всегда.

«Один мотоцикл повалили на асфальт, у кого-то украли фигурку оленя с капота, а мне оторвали провода». Фото: Виктория Старосельская

Каждый год весной у нас в парке Дружбы проводят ретровыставку. Я в ней участвовал. Дети оккупировали там все экспонаты. Один мотоцикл повалили на асфальт, у кого-то украли фигурку оленя с капота, а мне оторвали провода. Однажды чуть не завязалась драка с упрямыми родителями, которые требовали посадить ребёнка за руль.

Что с этим делать? Участники просто перестают приезжать на выставки, потому что происходит какой-то ужас. Хорошо показывать технику тем, кто действительно её может оценить. На мото-фестивалях, например, собираются люди в теме. Даже самый нетрезвый байкер просто будет смотреть на твой мотоцикл и не прикоснётся к нему, пока ты не разрешишь. 

Знаменитая «Волга» ГАЗ-21 с маскотом в виде оленя выпускалась с 1956 по 1962 годы. Потом фигурку решили убрать с капота, так как она могла травмировать пешеходов в результате ДТП.

Фото обложки: Виктория Старосельская

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    Католический священник в Самаре: «Костёл - памятник архитектуры. Я не могу лишать людей возможности его увидеть»
    23 декабря 2022, 14:02
    Католический священник в Самаре: «Костёл - памятник архитектуры. Я не могу лишать людей возможности его увидеть»

    Отец Данило, или по нашему Даниил, из бразильского Сан-Паулу уже полгода служит в католическом костёле на улице Фрунзе. За это время он уже успел ощутить, что работает в туристическом сердце Самары. В интервью со священником поговорили о том, как храмы становятся частью городской культуры, запретах костёла и о совсем небразильском климате.

    Аида Мерц: «На протяжении всех 365 дней я выбирала какое-то одно событие для иллюстрации»
    17 апреля 2024, 13:28
    Аида Мерц: «На протяжении всех 365 дней я выбирала какое-то одно событие для иллюстрации»

    Самарская художница и иллюстратор Аида Мерц ведёт визуальный ежедневник, создаёт зины и участвует в выставках. В этом году её работы показали на выставке «Ты была хорошей девочкой?» в art-place «КУБ». Эти яркие и эмоциональные рисунки запомнились многим. Мы встретились с Аидой и узнали, зачем рисовать свой день, в чём искать вдохновение и чем интересны сказки малых народов.

    Стрит-арт художник Денис Тачез: «Всю первую стипендию потратил на баллоны с краской»
    12 октября 2023, 10:12
    Стрит-арт художник Денис Тачез: «Всю первую стипендию потратил на баллоны с краской»

    Денис Тачез (Tachez) занимается уличным искусством около 20 лет. Он не только создаёт арт-объекты и муралы, но и работает с диджитал-артом. Художник даже придумал специальное мобильное приложение с оживающими картинами Graff1. Также автор увлекается кастомизацией одежды и создаёт ковры с абстрактными рисунками. Мы встретились с Денисом возле одной из его свежих работ на улице Маяковского, чтобы поговорить о том, как развиваются художники уличной волны в Самаре.