05 мая 2022, 16:15

Инструктор по туризму: «В горах неважно, бедный ты или богатый»

В Самарской области просто нечего посмотреть? Готовы с этим поспорить. Достаём спальник, палатку и налобный фонарик с дальних полок и собираемся в путь вместе с Сергеем Семьяновым – инструктором по туризму и любителем песен у костра. Уже несколько лет Сергей водит пешие походы по России, Абхазии и Турции и круче любого навигатора выстраивает небанальные маршруты по Самарской области. Он точно знает, куда стоит отправиться начинающему туристу, что обязательно взять с собой в дорогу до Винновки и сколько денег нужно захватить в поход выходного дня. Это его история.

«Для меня это отдых. Так почему же я должен брать за него деньги?»  

Всю неделю я работаю, а в субботу и воскресенье устраиваю бесплатные походы выходного дня. Для меня это отдых, так почему же я должен брать за него деньги?

В походе выходного дня все участники платят сами за себя: переправа за Волгу, билет на электричку, пропуск на территорию Национального парка и взнос за питание. В прошлом году на всё это уходило в районе 500-700 рублей с человека. В 2022-м, думаю, сумма выросла в два раза. 

За несколько лет путешествий по области я составил список своих любимых маршрутов. Один из них – поход на Вислый камень с видом на Волгу. Самое подходящее время для этой локации – осень, когда гора Ош-пандо-нерь пылает красными, жёлтыми и оранжевыми цветами, а в лесу такой огромный слой шуршащих листьев, что там невозможно даже разговаривать. Зимой здесь интересно просто потоптать снег и забраться на Вислый камень. 

Стандартный, но не менее любимый маршрут Гаврилова Поляна – Ширяево – гора Верблюд. Вместе с группой туристов мы часто ходим по нему, купаемся, заглядываем в Штольни и едим знаменитые ширяевские пирожки. Ещё один простой вариант – маршрут вдоль Волги от Прибрежного до посёлка Власть Труда, там невозможно заблудиться и потеряться, а в случае чего всегда есть возможность прокатиться на электричке.

Мое недавнее открытие – дорога от Винновки до Аскул и Шелехмети. За два дня с ночёвкой под Аскулами можно пройти около 50 километров. Этот путь понравился мне своими невероятными цветущими полянами, запахом чабреца и земляники, которой усыпано всё вокруг.

На любом маршруте – и на самом простом, и на том, что посложнее, могут возникнуть трудности. И, повторюсь, самая главная опасность – это незнание опасности. Подвернуть ногу, встретиться со змеей или кабаном, заблудиться на пустом месте можно где угодно. Поэтому я рекомендую всем взять с собой индивидуальную аптечку и перевязочные средства с небольшим запасом на случай, если придется задержаться в путешествии по независящим от вас причинам. Например, когда в 2020 году я и шестеро ребят из Самары ездили в Турцию на Ликийскую тропу, прямо в пути нас застала пандемия. Рейс домой был отменён, и мы пробыли в чужой стране на три недели больше запланированного. А после – еще и две недели в обсерваторе в Казани

Кроме аптечки, в поход одного дня нужно взять удобную одежду с длинными штанинами и рукавами, головной убор, обувь на рельефной подошве, которая не будет скользить на склоне, рюкзак с перекусом и водой, портативный аккумулятор для телефона. Также советую скачать навигаторы OsmAnd или Locus Map – на них отмечены самые небольшие тропы и загородные маршруты. И, конечно, не забудьте обработаться репеллентами от клещей.

«Сначала я совершаю путешествие у себя в голове»  

Мне не было страшно ни в самом начале моей работы, ни сейчас: каждый раз перед походом я чётко продумываю весь маршрут, делаю раскладку по питанию и снаряжению, изучаю все тонкости и подводные камни.

Естественно, перед тем как вести группу по новому маршруту, я прохожу его сам со своими друзьями, изучаю все возможные источники информации и консультируюсь со знающими людьми. Можно сказать, что сначала я совершаю путешествие у себя в голове. 

В пути нет места волнению – только холодный рассудок и чёткий план, по которому следует идти. Иногда возникают сложности в общении с людьми, потому что я часто самый молодой из всей группы. Понимать то, что ты несёшь ответственность за людей, которые годятся тебе в родители, а ведут себя как дети – разбредаются, растягиваются, капризничают, - это трудно. Со временем я понял, что в обычной жизни они старше меня, а в горах более взрослый я.

Сейчас я провожу пешие походы в России, Абхазии и Турции по Ликийской тропе. Туда легко добраться в любое время. И природа в этих местах невероятная: сочетание гор, моря и леса очень крутое. В России я каждый раз открываю заново Урал, Кавказ, Эльбрус и Дагестан и люблю ездить по Самарской области в поиске необычных и интересных мест.

«Уйти туда, где есть только ты, то, что ты положил с собой в рюкзак, и дорога, прекрасно»

В последнее время я замечаю, что в походы редко ходят люди до 30 лет. Наверное, молодежи интереснее ездить по красивым местам на машине и фоткаться, а идти под тяжеленным рюкзаком – некрасиво и нефотогенично.

Мне 29 лет, и для меня походы – это классный повод оторваться от рутины, телефона и компьютера. Уйти туда, где есть только ты, то, что ты положил с собой в рюкзак, и дорога, прекрасно.

И главное - рядом хорошая компания, с которой можно говорить о чем угодно или просто молчать. Такие путешествия помогают найти людей, с которыми тебе по пути. Среди них есть и воспитатели, и инженеры, и медики, и даже артист цирка и машинист поезда – они совершенно разные, но их объединяет нечто общее. Вместе мы невероятно ценим то самое чувство, когда можно подолгу сидеть на утесе, слушать, как шелестит лес, и смотреть на то, как течет Волга. 

«Тогда я подумал: «Что вообще за ерунда - эти ваши походы?»  

Моя история с путешествиями начиналась так: накануне 2017 года я думал, где встретить новогодние праздники: в Отрадном не хотелось, на вахте тоже. Листал новостную ленту и наткнулся на объявление «Новый год в Абхазии». Долго не думал. Написал организаторам выезда и решился на такое спонтанное путешествие. Я намеренно не звал с собой друзей: мне хотелось выйти из зоны комфорта, найти новых знакомых и почувствовать то, чего я не ощущал никогда в жизни.

До «дня Х» было несколько организационных сборов. Там я познакомился со своими попутчиками. Их было около 40 человек. Нам дали список необходимого снаряжения, из которого у меня не было буквально ничего. Я быстро купил какой-то рюкзак, спальник, походные, как мне казалось, вещи. И только в горах я понял, что собрался кое-как: вся одежда была неудобной и тяжёлой, она совсем не отводила влагу.

Тогда я подумал: «Что вообще за ерунда - эти ваши походы?» и просто мечтал поскорее попасть домой. Но на обратном пути, когда мы ехали в поезде с группой уже не чужих мне людей, я начал интересоваться следующими выездами.

Не знаю, чем точно меня зацепили походы. Возможно, тем, что люди в горах сбрасывают с себя все маски и становятся настоящими. В горах неважно, бедный ты или богатый, насколько крутая у тебя машина, кем ты работаешь. Там важно то, какой ты человек. Со многими участниками самого первого выезда я общаюсь до сих пор, а с моим другом Алексеем Кальтманом теперь провожу походы.   

«Самая главная опасность – это незнание опасности» 

Поездки сменялись одна за другой, и вместе с ними рос круг моих знакомых. Вместе с Алексеем мы закончили курсы по туризму в Кубанском институте профессионального образования – очно-заочно учились около года. После освоения теории мы отправились на сборы в Адыгею, в Лаго-Наки, отрабатывать технические моменты: изучали передвижение по склонам, навыки самостраховки и транспортировки пострадавшего. Мы даже копали снежные пещеры. Главное, что я освоил, это правило «Самая главная опасность – это незнание опасности».

Между сборами и дипломом нам необходимо было пройти практику: вместе с Алексеем мы устроились в небольшую компанию и повели первый поход из 17 человек по Абхазии. К тому моменту мы изучили её вдоль и поперёк. Были там раз семь как туристы. Всё прошло гладко.

Для чего я вообще отучился на инструктора? Я хотел узнать о туризме как можно больше. К сожалению, многие организаторы походов не имеют ни специальности, ни понимания, что они делают и куда ведут людей. Просто собирают деньги. Это не мой путь.

Фото: Екатерина Ершова, из архива Сергея Семьянова

Антураж: кофейня Surf Coffee

Комментарии ()

    Sova1

    Рекомендуемое

    Министр культуры Самарской области: «Мне очень жаль, когда говорят: «Отстаньте от нас, мы так 30 лет делаем»
    13 января 2022, 12:28
    Министр культуры Самарской области: «Мне очень жаль, когда говорят: «Отстаньте от нас, мы так 30 лет делаем»

    Каким мы представляем себе классического чиновника? Это мужчина или женщина в строгом костюме и с очень серьёзным лицом, которые чаще всего общаются языком цифр и сухих фактов. Этот образ никак не сочетается с Татьяной Мрдуляш - министром культуры Самарской области. Что нужно Самаре для попадания в топ культурных центров России, почему ушла печаль по поводу музея Алабина и почему её не было по поводу утопленных в Волге ковриков.

    Дмитрий Архангелов: «Нашёл катамаран на заброшенной турбазе с тех пор плаваю на нём по Самарской области»
    03 сентября 2021, 06:18
    Дмитрий Архангелов: «Нашёл катамаран на заброшенной турбазе с тех пор плаваю на нём по Самарской области»

    Тольяттинец Дмитрий Архангелов работает в крупной компании, а свободное время посвящает путешествиям. Он сплавляется на байдарках, плавает под парусом и ездит в трипы на машине, но основной вид транспорта - катамаран. Дмитрий рассказал, куда в Самарской области ехать собирать клюкву, как попал в шторм, и посоветовал места за пределами нашего региона.

    Самарский спелеолог: «Пещеры не исследуешь по Гугл-картам»
    02 февраля 2022, 12:25
    Самарский спелеолог: «Пещеры не исследуешь по Гугл-картам»

    В Самарской области около 200 различных пещер. Неподготовленному человеку туда ходить не стоит. Изучением пещер и их исследованием занимаются спелеологи. Один из них, Алексей Афанасьев, рассказывает о том, как остался наедине с верёвкой, почему перестали водить экскурсии в «Красноглинский холодильник» и чем манят пещеры.