22 ноября 2023, 12:06

«Те, кто бегут в стендап за бабками, шоу-бизнесом и фанатками, ничего не добиваются». Истории самарских стендап-комиков

Стендап сейчас – важная часть городской культуры. Регулярно проходят открытые микрофоны, проверочные концерты, выступления российских артистов и даже крупные фестивали. Поговорили с тремя самарскими комиками о серьёзных вещах: вспомнили, как прошли их первые открытые микрофоны, выяснили, как связаны стендап и туризм, узнали, что ребята чувствовали, когда выступали в тишину, и даже задумались об открытии городского стендап-клуба. 

Кирилл Карташев

Фото: Екатерина Ершова

В стендап я пришёл в 2017 году. На тот момент он существовал в Самаре около шести лет и был супер-андеграундным. В неделю проходило по одному мероприятию, вёл их Илья Якямсев – хорошо известный комик в нашей тусовке. Я тогда уже не играл в КВН и вообще ничего не слышал ни про формат открытого микрофона, ни про сольные концерты. Но как-то мой знакомый рассказал мне о стендапе, и я решил попробовать.

За шесть лет я увидел, как существенно изменился стендап в Самаре. Увеличилось количество мероприятий – выросли запросы и наши возможности. В последнее время у стендапа даже пропала сезонность. Люди ходят одинаково на выступления и зимой, и летом. Взросление самарского зрителя – тоже важный показатель. Возраст нашей аудитории – от 24 до 40, а иногда и до 50 лет. И, конечно же, важен процент новых зрителей. В среднем где-то 30-40 процентов приходят на выступления впервые. А бывает и такое, что на площадке собирается совершенно «новый зал».

Увеличивается и количество желающих выступить на открытых микрофонах. Правда нам всё ещё чаще пишут, чем записываются. Конечно, страшно выйти впервые: дебютное выступление на открытом микрофоне – это как прыжок с парашютом. Но важно решиться на этот шаг.

«Дебютное выступление на открытом микрофоне – это как прыжок с парашютом». Фото: Екатерина Ершова

В последние два года я стал ещё и организатором стендап-мероприятий. Кроме открытых микрофонов у нас проходят проверочные концерты – сольные выступления, на которых комики оттачивают свои шутки, концерты привозных стендаперов, экспериментальные форматы, например, подкасты на YouTube и шоу. Запросов на выступления сейчас действительно много, в том числе и корпоративы. И каждый из них – это хороший опыт.

Иногда мы отказываемся от предложений. Например, если понимаем, что людям просто не нужен стендап на мероприятии, например, на городском празднике. Как-то мы с Артёмом Ионовым выступали на корпоративе, где к вечеру все гости неплохо опьянели. Я вышел на сцену, и это было больно. Да, я смог сделать так, чтобы несколько человек меня слушали, им вроде даже понравилось. Организаторы сказали, что всё круто, отдали нам гонорар, но предложили, чтобы второй комик уже не выступал. Они сами поняли, что мы тут не к месту. Бывает наоборот, что люди слишком сильно смеются. В эти моменты ты не понимаешь, действительно ли шутки настолько удачные.

Как-то выступали на корпоративе, где к вечеру все гости неплохо опьянели. Я вышел на сцену, и это было больно. Фото: Екатерина Ершова

Этим летом я был организатором фестиваля Stand Up Fest Samara 2023. Такого в нашем городе ещё не было. Мы очень хотели попробовать. Считаю, что Самара – идеальное место для проведения такого феста и в плане географии, и населения, и экономики. Я очень люблю свой город. Друзья не дадут соврать, что местами я даже его жёсткий фанатик. Мне нравилась идея, что фестиваль может быть хорошим способом привлечения туристов. Мы пригласили стендап-комиков из других городов не только поучаствовать в манимайках (битва комиков за денежный приз) и финальном концерте, но и просто отдохнуть в Самаре. Ребята из Москвы сказали, что у нас тут действительно курортный вайб. Планируем организовывать такие фесты каждый год.

Мы с ребятами и сами любим ездить в другие города на разогревы к комикам и на открытые микрофоны. Это супер-важно. Это всегда про рост и развитие.
И в то же время это тяжело, потому что ты никого не знаешь, и тебя никто не знает.

Многие уезжают в другие города насовсем. Эта проблема всех регионов, которые находятся близко к Москве. С Самарой в этом плане немного проще – мы живём относительно далеко от столицы. При этом удалённость не мешает ребятам ездить на фестивали, участвовать в открытых микрофонах и получать предложения о работе в телевизионных и YouTube-шоу.

Ребята из Москвы сказали, что у нас тут действительно курортный вайб. Фото: Екатерина Ершова

В последнее время растёт качество региональных объединений. Для меня эта тема острая и близкая – я замечаю, что всё больше комиков остаются в регионах. Например, мы наблюдаем за ребятами из Екатеринбурга, Нижнего Новгорода, Воронежа, Ростова-на-Дону и Краснодара – они делают классно.

В Самаре дружное стендап-комьюнити. Хоть этот жанр про индивидуальную работу, развиваться и расти вместе намного проще, чем в одиночку. У каждого из нас есть самоирония: мы можем и себя подколоть, и над другим посмеяться. Бывает, когда в городах по несколько клубов, они ссорятся и конкурируют, хотя лучше бы им было держаться вместе. У нас в Самаре авторитаризм. Централизованность в данном случае – хорошо.

«У каждого из нас есть самоирония: мы можем и себя подколоть, и над другим посмеяться». Фото: Екатерина Ершова

Самарский стендап для меня непредсказуемый, но хороший, весёлый, душевный и местами грустный. Комедия ведь – она про боль. Мне даже как-то сказали, что у меня «какие-то нерадостные выступления». Куда деваться, если жизнь такая. А я шучу только о том, что меня тревожит.

Артём Ионов

Фото: Екатерина Ершова

Про стендап я узнал примерно в 2011 году. Тогда я начал переводить на русский выступления Луи Си Кея. Я влюбился в этот жанр, но на тот момент даже не думал, что тоже смогу быть комиком. Я долго наблюдал за ноунейм-стендапером из США: он заикался, как и я, шутил про это и просто «разносил» зал.

Как зритель я впервые пришёл на стендап только через четыре года, а на своё первое выступление решался ещё около шести месяцев. Летом 2016 года я дебютировал. Тогда в городе были сильные комики: Илья Якямсев – мой комедийный папа, Максим Дмитриев, Гоша Белобородов. У последнего вообще могу по пальцам одной руки пересчитать шутки, которые когда-то не зашли публике.

Первые пять-шесть выступлений хранятся у меня на жёстком диске, но я их не смотрю. Сделаю когда-нибудь фильм: «Артём Ионов: иду по жизни смеясь».

«Первые пять-шесть выступлений хранятся у меня на жёстком диске, но я их не смотрю». Фото: Екатерина Ершова

Первое выступление было в кафе «Свитер»: зал хихикал над моими шутками про заикание. Всё прошло круто, и это плохо. Я всегда говорю, что лучше дебютировать в тишину. Тогда я подумал, что можно сильно не напрягаться, раз я с первого раза смог «зажечь» зрителя. Опустился с небес на землю, когда стал приходить чаще. Да, в начале пути, когда зал не смеялся, было очень обидно и больно. Сейчас это наталкивает на мысль, что все комики немного странные: ты приходишь в какой-то бар, пытаешься рассмешить незнакомых тебе людей, всё проходит плохо, тебе грустно, больно, но потом ты приходишь ещё раз.

Раньше ещё бывало, что в зале было всего четыре человека, и все комики. Сейчас уже такое не встретишь. Да и спустя время изредка выступать в тишину не так обидно. Хотя если бы такое произошло на разогреве, например, у Нурлана Сабурова… Ничего приятного. Кстати, он был первым известным комиком, которого разогревал я. Тогда, в 2018 году, стендаперов, которые могли бы собрать «Звезду», было не так много, как сейчас. И, конечно, для меня это был крутой опыт.

«В начале пути, когда зал не смеялся, было очень обидно и больно». Фото: Екатерина Ершова

Стендап на момент моего дебюта ещё не был мейнстримом. Это сейчас всё, где человек выступает на сцене с микрофоном, принимают за этот жанр. Те, кто бегут в стендап за бабками, шоу-бизнесом и фанатками, ничего не добиваются. Это дело надо любить, а ещё здесь важен талант. Сейчас для меня нет более кайфового ощущения, чем рассмешить целый зал. Стоит один раз это испытать, чтобы понять, о чём я говорю.   

Пять лет назад я снялся в видео для канала Данилы Поперечного – мы были знакомы достаточно давно. На утро после выхода ролика я увидел, что у меня разрядился телефон от огромнейшего количества уведомлений.  Помню, что тогда только открылся бар «Вечно молодой». Мы пришли на вечеринку и человек десять захотели со мной сфотографироваться. Я хайпанул и ненадолго зазнался.

«Для меня нет более кайфового ощущения, чем рассмешить целый зал». Фото: Екатерина Ершова

Сейчас пик моей популярности уже прошёл. Я девять с половиной лет ухаживал за мамой после инсульта и не мог уехать из Самары. Оба моих родителя умерли за два месяца. Только сейчас я пытаюсь обратно вернуться в сферу и заново осваиваю жизнь, но боюсь, что огонёк во мне немного потух. Раньше я вёл активно все соцсети, делал контент, а сейчас даже афишу иногда лень разместить. Но в июле я отснял сольный концерт – дорого и профессионально. В ноябре он должен появиться в сети. Как хайпану на семь тысяч просмотров.

Стараюсь не расслабляться и часто выступаю на открытых микрофонах. Стендап – это как занятия в спортзале: если ты решил тренироваться, то нужно это делать регулярно. Без нагрузки теряешь форму. Важно выступать на разных площадках для совершенно разных людей. Самая тёплая аудитория у меня в «Вечно молодом» – всегда полный, смеющийся, атмосферный зал. С ними можно шутить практически о чём угодно. А вот те, кто приходят на открытые микрофоны по пятницам в «Папу рядом» на улице Стара-Загора, не всегда знают, что в там будет стендап. Публика совершенно разная. Но они, кажется, всегда уходят довольные.

«Сейчас пик моей популярности уже прошёл». Фото: Екатерина Ершова

Стендап-мероприятия проходят каждую неделю в разных барах. Но Самаре всё ещё не хватает своего стендап-клуба – отдельного заведения для комиков. Я узнавал, что Самарская область была первым регионом в России, где был открыт стендап-клуб в 2015 году, около «Звезды». Но он прожил всего пару месяцев. Мне кажется, что так случилось, потому что появился он раньше времени. Город просто не был готов к такому формату. Чтобы открыться сейчас, нужно найти заведение минимум на 150 посадочных мест, с баром и кухней, официантами, которые умеют работать, как ниндзя, чтобы их не было видно и слышно. На это нужны большие деньги.

Николай Тулин

Фото: Виталий Шабинский

Я пришёл в самарский стендап в 2019 году: до этого играл в КВН, что в стендап-среде не приветствуется и считается совершенно несовременным. Выступить меня пригласил мой друг Кирилл Карташев: я не соглашался, потому что не представлял, о чём могу рассказать публике. В стендапе больше ценится честность: здесь не стоит врать, ты должен быть максимально приближенным к реальности. Нет, это не означает, что всё, о чём рассказывают, например, на открытых микрофонах, чистая правда. Но и тогда, и сейчас я думаю, что в этом жанре нужно рассказывать о себе, пусть немного и приукрашивая. Ты и твоя жизнь уникальны, а это значит, что не получится так, что твои шутки будут похожи шутки на других комиков.

Кирилл скинул мне контакты Артёма Ионова, который организовывал открытый микрофон, и я всё же решился. На тот момент в городе выступить можно было только в двух местах: в баре «Папа рядом», который находился слишком далеко от меня, и в крошечном баре «Cher Duck» около Загородного парка. Я выбрал второй вариант, а когда пришёл туда, понял, что совершенно не был готов к такому. В КВНе мы выступали на сцене в большом зале, где ты и зритель находитесь далеко друг от друга, а в баре лежал поддон вместо сцены и прямо перед тобой сидели люди, которых ты должен был рассмешить. Меня это напрягло. Но я собрался с мыслями, и у меня получился хороший выход с первого раза.

«В стендапе не стоит врать, ты должен быть максимально приближенным к реальности». Фото: Виталий Шабинский

Я не считаю, что дебют должен обязательно проходить плохо, а в комедии нужно постоянно страдать, чтобы чего-то добиться. Не стоит забывать, что и люди бывают разными: кому-то нравится доказывать другим что-то, кому-то, как я, такой вариант не подходит. Людям с такой же душевной организацией проще, когда их поддерживают. Да, зал может быть не до конца честным с тобой. Если откровенная ерунда, то можно промолчать, но если что-то неплохое со средней задумкой, стоит отреагировать. Стендап – такой жанр, в котором кем бы ты ни был, ты не можешь сразу написать самые смешные шутки. У тебя нет редакторов, нет команды, поэтому поддержка для начинающих очень важна. Тут важно найти золотую середину: не умирать от смеха на несмешных шутках, но и не молчать. 

До сих пор, когда я выступаю в тишину, испытываю чувство вины, а внутри как-будто что-то рвётся. Мне становится стыдно, когда люди не смеются. Сразу представляю, что плохо сделал домашнее задание, мне поставили двойку, и дома будут ругать родители. Меня не мотивируют неудачи, наоборот, нужен хотя бы какой-то шанс, чтобы зацепиться за него и двигаться дальше. Помню, когда я первый раз был на разогреве у Сергея Орлова, тогда ещё начинающего комика, над моими шутками смеялся огромный зал. Это накрыло меня такой сильной волной мотивации, что мне действительно захотелось идти дальше.

«Когда я выступаю в тишину, испытываю чувство вины, а внутри как-будто что-то рвётся». Фото: Виталий Шабинский

Как я уже сказал, стендап – это всё-таки не командная работа, а история про конкретного человека. Люди развивают себя и, конечно же, параллельно развивается и само направление. Эти процессы идут неразрывно рука об руку. 

Конкуренция в стендапе высокая, но пробиться реально. Зайти в эту нишу – это не то же самое, что зайти на биржу, чтобы заработать. Здесь нужно желание двигаться вперёд. А в наше время нужно ещё больше удивлять. В Самаре очень много хороших, интересных комиков, у которых нет какой-то изюминки. Но специально придумывать её не стоит, её нужно именно найти. Самая запоминающаяся фишка, например, у Артёма Ионова: он заикается и на этом строит свои выступления. А ещё он всегда ходит в костюме – это тоже врезается в память. У остальных самарских комиков, как мне кажется, таких ярких голосов пока что нет. Написать хорошие шутки могут все, а вот запомниться – совсем немногие.

«Конкуренция в стендапе высокая, но пробиться реально». Фото: Виталий Шабинский

Фото обложки: Виталий Шабинский

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    Художница Оксана Стогова: «Я сознательно искала квартиру в районе Ленинградской. Искала долго – 2,5 года»
    15 сентября 2023, 13:59
    Художница Оксана Стогова: «Я сознательно искала квартиру в районе Ленинградской. Искала долго – 2,5 года»

    Оксана Стогова - один из пионеров самарского современного искусства и наставник школы QUADRO на базе галереи «Виктория». Она творит уже около 30 лет и находит вдохновение в простых вещах, пробует себя в новых техниках и подходах. Побывали в гостях у Оксаны Стоговой в её квартире-галерее-мастерской. Сначала удивились большому количеству натуральных камней, прониклись работой из разноцветных сахарных пакетиков, а потом поговорили о современном искусстве.

    Врач-полярник: «Заказал мобильную баню. Чилийцы выбежали сразу, как только стало погорячее»
    16 марта 2022, 20:44
    Врач-полярник: «Заказал мобильную баню. Чилийцы выбежали сразу, как только стало погорячее»

    Он бросил работу в поликлинике и отправился на самый южный континент Земли. Его соседями целый год были пингвины, киты и морские котики. И это не единственное экстремальное путешествие Анатолия Козлова. Самарский врач-полярник рассказал, как спас чилийца в Антарктиде, парился в бане на Эльбрусе и куда стоит закатить велосипед в Самарской области.

    Главный шеф-повар Самарской области: «Колбаса не может стоить дешевле 1000 рублей за килограмм»
    04 марта 2022, 11:33
    Главный шеф-повар Самарской области: «Колбаса не может стоить дешевле 1000 рублей за килограмм»

    В Самаре он открывал «Якиторию», рестораны комплекса Kin-up, «Золотую Пагоду», поработал бренд-шефом восьми заведений. Поговорили Константином Маковецким о том, чем привлекательны придорожные кафешки, почему не стоит брать дешёвые сосиски, бьют ли поваров на кухне и о гастротуризме.

    Реставратор Анна Толстова: «Хорошо, когда город чистый и обновлëнный, но ещё лучше, когда в нём не забывают про исторические детали»
    06 февраля 2024, 12:30
    Реставратор Анна Толстова: «Хорошо, когда город чистый и обновлëнный, но ещё лучше, когда в нём не забывают про исторические детали»

    За восстановлением каждого музейного экспоната, архитектурной детали или целого здания стоят люди, которых чаще всего не видно, зато здорово заметны результаты их работы. Познакомились с реставратором музея Алабина, волонтёром проекта «Надо сохранить» и керамистом Анной Толстовой. Поговорили про связь реставрации и туризма, право реставратора на ошибку и случайно найденные сокровища.