12 октября 2023, 10:12

Стрит-арт художник Денис Тачез: «Всю первую стипендию потратил на баллоны с краской»

Денис Тачез (Tachez) занимается уличным искусством около 20 лет. Он не только создаёт арт-объекты и муралы, но и работает с диджитал-артом. Художник даже придумал специальное мобильное приложение с оживающими картинами Graff1. Также автор увлекается кастомизацией одежды и создаёт ковры с абстрактными рисунками. Мы встретились с Денисом возле одной из его свежих работ на улице Маяковского, чтобы поговорить о том, как развиваются художники уличной волны в Самаре.

Расскажи, как появилась твоя работа на Маяковского? Тебя попросили её нарисовать?

Можно сказать, что случайности не случайны. Я хотел покрасить эту стену четыре года. Следил за ней, видел, что её несколько раз красили в белый и серый цвета. В стене были выбоины, которые начали замазывать. Тогда я подумал, что здесь что-то планируется. Однажды утром я проходил мимо и увидел, как стену в очередной раз красят. На месте находилась глава Ленинского района. Я и предложил ей создать арт. Она согласилась. Я прошёл несколько этапов согласования эскизов - всего их было три. В итоге всё завершилось удачно.

Какую идею ты закладывал в это изображение?

Рисунок отражает радость жизни. Также в нём считывается идея параллельных миров и порталов. Можно увидеть, что в некоторых областях изображены дыры и фигуры, которые появляются из ниоткуда и преломляются. В работе я постарался передать многообразие живого и энергии, заполняющей пространство на Земле. У всех есть своё место и все заняты своим делом.

Одна из твоих работ также украшает стены в пространстве «8 студий». О чём она?

Рисунок одновременно творческий и коммерческий. У нас в Самаре есть джазовый клуб под названием «Движение». Он проводит всевозможные концерты, мероприятия, связанные с музыкой. В этом году вместе с ребятами из Пензы клуб организовал фестиваль, который проходил в нескольких городах, в том числе в Самаре. В честь этого создавали  различные креативные вещи - у нас появился рисунок. Я сделал эскиз специально для фестиваля в фирменных «джазовых» цветах.

С «Движением» я сотрудничал и ранее. Например, создавал инсталляции с музыкальными инструментами для Струковского сада и стенды, на которых экспонировались афиши, факты из истории джаза в Самаре. Особенность этих арт-объектов в том, что любой мог поиграть на прикреплённых к ним барабанах, тарелках, струнах контрабаса, ксилофоне и стиральных досках, на которых импровизировали музыканты. Сейчас эти инсталляции находятся в торговом центре «Гудок».

 

Как оставаться творческим в условиях того, что нужно как-то монетизировать своё искусство?

Всё зависит от желания художника. Есть два пути. Первый - ты начинаешь зарабатывать на своём же творчестве. Второй - получаешь деньги за другую работу и продолжаешь заниматься рисованием, как хобби. Тут решает сам автор – хочет он реализовать себя как коммерческий художник или нет.

Иногда, когда есть внутренние блоки, то зарабатывать на искусстве может не получаться. Но волка ноги кормят. Многим людям наверняка нужно то, что ты делаешь. Хочется сказать напутствие другим художникам: людям необходимо искусство, поэтому его можно предлагать. Никто сам за ним не придёт. Рано или поздно ваше творчество «стрельнёт».

На тебя, как на художника, повлиял запрет некоторых соцсетей и сервисов?

Есть же другие соцсети и не только они. Сейчас у авторов много средств, с помощью которых можно продвигать своё искусство в онлайне. Конечно, из-за запрета аудитория в некоторой степени сократилась. Но количество подписчиков ещё может расти. Люди постоянно приходят и уходят. Есть ещё важный момент - в запрещённой соцсети легко найти интересующие вещи по хэштегам. Пока я не парюсь, так как пользоваться всем этим можно, пусть и с «костылями».

Чего бы ты не стал делать за деньги?

Мне как-то предложили расписать фасад к 9 мая. Да, я мог это сделать, но в своей интерпретации. Им же нужен был определённый рисунок, который был совершенно не в моём стиле. Поэтому я и отказался.

В целом, это хорошая тема, но я хочу создавать чистое искусство, которое влияет на зрителя по-особенному. Я вижу свою задачу в том, чтобы привносить в этот мир новые идеи, новое видение.

В Самаре развит несанкционированный стрит-арт, который наделён идеей?

В нашем городе много художников. Я заметил, что они занимаются рефлексией на события в стране и в мире, а также на свои внутренние переживания. Авторы показывают личные интересы. На мой взгляд, свой внутренний мир активно раскрывает Клаус. Рефлексией на происходящие события занимается Wiveksy через наклеенные на стену буквы. А внутренним состоянием делится художник Олег Захаркин, который крепит к зданиям свои работы, сделанные на ДВП.

Тебе по душе городские интервенции (художественная практика, направленная на трансформацию городского пространства)?

Это интересно. Есть, конечно, коммерческая работа, взаимодействие с разного рода администрациями, но еще возникает внутренний позыв - сделать что-то для себя. Ты идёшь и делаешь. И хорошо, когда твоё творчество ещё и людям заходит. 

Мне нравятся все старые районы, домики рубежа XIX-XX веков с декоративными резными элементами. Всё это отдаёт теплом. Ты видишь, что это создавали чьи-то руки. Очень классно гулять по старой Самаре. В ней ты всегда находишь что-то новое и не перестаёшь удивляться.

У тебя всё начиналось с улицы?

Начиналось всё с рисунков на последних страницах школьных тетрадей по химии и физике. Потом я уже году в 2002-м попробовал красить на улице. Это было такое сложное время: своих денег нет, а родители экономят. Занимался в основном скетчами. Помню, что первую свою стипендию я полностью потратил на краску в баллончиках. Изначально меня притягивало граффити - шрифты и персонажи. В какой-то момент мне надоело рисовать буквы, я стал увлекаться 3D в виде геометрических фигур с искажениями. Я уже знал, что есть композиция и движение, поэтому старался отразить их в своих работах.

В 2009 году взял паузу. Она была связана с выгоранием и усталостью. Но затем заметил, что граффити всё ещё популярно, что им занимаются люди моего возраста. Меня вдохновили зарубежные мастера, например, Matt W. Moore (американский граффити художник и дизайнер) и Totem (олдскульный райтер из Атланты). Тогда, я решил вернуться.

А сейчас за кем ты следишь?

Те, кого я перечислил, до сих пор рисуют. Из современных мне нравятся Jerone, Arsek&Erase, Zero Fluido, Etam Cru.

В начале 2000-х в Самаре проходили различные граффити-фестивали. Ты бывал на них?

Раньше «Сникерс Урбанию» устраивали каждый год. Были и другие фестивали – в основном они совпадали с Днём молодёжи. Там рисовали те, кого считают сейчас олдскульным художниками: Vertigo, N-Tages (Миша Шишкин), GHS. Мне больше всего запомнилось событие, в котором мы участвовали с другом. У нас была команда «Двое». Шёл 2003-ий год. На фестивале мы рисовали коня. В процессе нас окружило просто огромное количество людей, всем было интересно.

Также на «Сникерс Урбании» с другом мы выиграли приз «За талант». Нам выдали блок «сникерсов». Мы их съели на Ленинградке вместе с би-боями (танцоры брейк-данс) из общей тусовки. В то время граффити и хип-хоп были тесно связаны. 

Сейчас рэп и граффити уже не пересекаются?

В уличном искусстве сейчас очень много направлений вообще не относящихся к культуре хип-хопа. Также люди, которые занимаются граффити и стрит-артом, могут вообще не вникать в уличную культуру и слушать, например, рок или другую музыку. Но истоки всей движухи, конечно, лежат в хип-хопе. Благодаря ему уличное искусство, которое мы видим, получило широкую известность.

Возникает ли у тебя желание вернуться к корням - шрифтам и персонажам, когда ты видишь, что граффити вновь стало популярно среди молодёжи?

У меня очень много нереализованных скетчей из начала 2000-х. Есть идея их воплотить. Может быть, я реализую эту задумку в какой-то момент.

А есть ли у тебя какие-то более глобальные проекты?

Планирую показывать в Самаре хорошее искусство через творчество художников из других городов и стран. Сейчас задумываюсь над тем, чтобы привозить в наш город интересные работы и организовывать выставки.

Фото: Екатерина Ершова

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    Искусствовед самарской Третьяковки: «Почему в музеях появляются кафе? Не потому что люди любят есть»
    08 апреля 2022, 11:33
    Искусствовед самарской Третьяковки: «Почему в музеях появляются кафе? Не потому что люди любят есть»

    Встретились с одним из представителей команды самарского филиала Третьяковки - искусствоведом Дарьей Волковой, которая точно знает, зачем в музее общепит, кто из современных художников стал частью самарской идентичности и как сделать из сахара произведение искусства. Это её история.

    Создатель видеоигры «Храм Зелёной Луны» Олег Коноваленко: «Когда я начал изучать легенды и мифы Самарской области, понял, что это очень интересная история»
    15 мая 2024, 17:42
    Создатель видеоигры «Храм Зелёной Луны» Олег Коноваленко: «Когда я начал изучать легенды и мифы Самарской области, понял, что это очень интересная история»

    Вы когда-нибудь играли в компьютерную игру, в которой есть реальные локации Самарского края и местный колорит? Мы встретились с автором и геймдизайнером игры «Храм Зелёной Луны» (16+) Олегом Коноваленко и узнали, как он создал свой виртуальный мир, какими книгами и фильмами вдохновлялся и причём здесь аномальные зоны Жигулей.

    Актриса Вероника Львова: «Я просыпаюсь, подхожу к окну и вижу особняк в стиле северного модерна. Это другие ощущения»
    23 февраля 2024, 10:00
    Актриса Вероника Львова: «Я просыпаюсь, подхожу к окну и вижу особняк в стиле северного модерна. Это другие ощущения»

    В театре юного зрителя «СамАрт» используют необычные способы, чтобы актёры погрузились в роль. Например, экспедиции по Самарской области, во время которых они в прямом смысле проживают жизнь своего героя 24 часа в сутки. О том, на что артист готов пойти ради искусства и какие места вдохновляют, рассказала актриса «СамАрта» Вероника Львова.

    Путешественник и блогер Алексей Жирухин: «Поехали в Арктику на автомобиле, который мой друг купил за 70 000 рублей»
    11 января 2024, 13:13
    Путешественник и блогер Алексей Жирухин: «Поехали в Арктику на автомобиле, который мой друг купил за 70 000 рублей»

    Спустя два года вновь поговорили с автопутешественником и блогером Алексеем Жирухиным. Узнали про поездку на старом «Москвиче» до Арктики, новые туристические открытия Самарской области, частичку Самары в самой южной точке России и планы по изучению Дагестана.