12 декабря 2023, 16:21

Совладелец фотостудии и автопортретной Максим Мидзяев: «Многие никогда не были на фотосессиях у фотографов, потому что им было страшно работать на камеру в присутствии других людей»

Желания и мечты, как известно, имеют свойство сбываться прямо перед Новым годом. По крайней мере, так случилось у героя нашего интервью – совладельца фотостудии «f/0,95» и автопортретной «Моменты» Максима Мидзяева. Узнали у него, как решиться на открытие собственного дела после многих лет в большом бизнесе, зачем городу нужны автопортретные, не отнимают ли они работу у фотографов, подходит ли Самара для развития стрит-фотографии, и куда ехать за топовыми кадрами за пределами фотостудий.

Совладелец фотостудии и автопортретной Максим Мидзяев. Фото: Екатерина Ершова

«Когда я впервые задумался об открытии студии, у меня родилась дочка. Сейчас ей 18 лет» 

Максим, когда готовилась к интервью, поняла, что про вас вообще нет никакой информации в интернете. Как так вышло?

Последние семь лет я работал управляющим в «Аврора Молл». Моя деятельность была связана с операционным управлением, а общение с широким кругом людей за пределами проекта и СМИ на тот момент было  сведено минимуму. И из-за этого информации обо мне практически не появлялось. 

В соцсетях сейчас почти не сижу: не поддерживаю формат, когда нужно заходить в приложения через какие-то препятствия. Во «ВКонтакте» я вообще зарегистрирован под творческим псевдонимом.

«Последние семь лет я работал управляющим в «Аврора Молл». Фото: Екатерина Ершова

Давайте тогда восстановим хронологию: что было до и после «Аврора Молл»?

Первая серьёзная работа у меня появилась в 2005 году: я занимался продвижением ТЦ «Парк Хаус». В то время увлекался фотографией и даже планировал открыть свою фотостудию. Никаких интересных локаций для съёмок в городе не было. Помню, что даже делился своими планами с дизайнером «Парк Хауса», сейчас известным художником Андреем Сяйлевым. Но семейные бытовые дела не дали развиться юношеским планам. Я окончательно ушёл в большой бизнес.

После «Парк Хауса» была галерея бутиков «Ладья». В 2008 году я стоял у истоков этого проекта. Ещё работал заместителем директора по коммерции компании «Волгатрансстрой», а потом ушёл в «Аврора Молл». А в декабре 2022 года я решил, что пора вернуться к своей давней мечте. 

Получается прошло 18 лет?

Да, это можно легко посчитать. Когда я впервые задумался об открытии студии, у меня родилась дочка. Сейчас ей 18 лет.

Максим Мидзяев стоял у истоков проекта «галерея бутиков «Ладья». Фото: Екатерина Ершова

«В глазах мамы я прочёл, что она и сама хотела бы решиться на такой шаг» 

За все 18 лет мыслей о собственном бизнесе не было? 

Первое время – постоянно, а потом идея просто потерялась в рабочей рутине. В 2021 году меня перещёлкнуло. Как-то вечером в кругу семьи я понял, что хочу снова снимать. После семи лет работы практически без отпуска мне было важно отдохнуть. Тогда и достал аппаратуру, которая хранилась с давних времён. Постепенно я её конечно же сменил на более современную, лёгкую и удобную. 

С сестрой Алиной стали задумываться об открытии студии. Глаза у нас загорелись, остановить нас, кажется, уже никто не мог. Помню, что это было примерно 20 декабря, а 30 числа мы подписали договор на аренду помещения. Так начался первый проект – студия.  

Как на такое решение отреагировала семья? 

Абсолютно все поддержали наш план. Пока мы были на ремонте, все приходили нам помогать: и дети, и жена, и родители. В глазах мамы я прочёл, что она и сама хотела бы решиться на такой шаг. 

30 декабря 2021 года Максим с сестрой подписали договор на аренду помещения. Так стартовал первый проект. Фото: Екатерина Ершова

Классный подарок на Новый год получился.

Мы не могли долго ждать и третьего декабря начали ремонт. Каникул и праздников не было, потому что всю основную работу мы делали сами. К концу января вышли на финишную прямую и пригласили первых гостей – знакомых фотографов. Нас удивила их реакция: такого проекта, по их словам, в Самаре ещё не было. Студия отличалась питерской атмосферой.

Был перед глазами чей-то пример? 

Мы вообще ни на кого не смотрели, делали всё по собственным ощущениям. Я лично не был в Самаре ни в одной фотостудии последние лет десять и даже ничего не мониторил. Перед глазами было несколько примеров питерских студий – просто для вдохновения.

Питерская атмосфера. Фото: Екатерина Ершова

Фото: Екатерина Ершова

Студия и автопортретная находятся в здании, признанном памятником архитектуры. Чем оно привлекло?

Я сразу влюбился в окно, его необычную полукруглую форму. И вообще это было первое помещение, которое я посмотрел. Мне здесь всё очень понравилось. 

Когда я только зашёл внутрь помещения, увидел на стенах постсоветскую штукатурку, а на полу – самый обычный линолеум. Мы сняли два слоя этого линолеума и увидели под ними паркет, залитый несколькими слоями краски. Она, как позже оказалось, и помогла сохранить его в хорошем состоянии. Вместе с реставраторами выяснили, что этот дореволюционный паркет произвели в Германии из дуба, привезённого из России. Паркет сделан из необычных по размеру досок: они длиннее и шире любых стандартных. И сама укладка тоже не похожа на классическую. Никто из экспертов так и не смог определить, на чём же он держится. Точно понятно одно: всё сделано настолько качественно, что спустя сто лет ни одна доска не издаёт ни единого звука.

«Я сразу влюбился в окно, его необычную полукруглую форму». Фото: Екатерина Ершова

Кажется, что фотостудия и работа на различных крупных проектах не могут конкурировать между собой в плане прибыли. Это так?

Деньги можно найти везде и в фотостудиях тоже. Смотря какие проекты развивать. 

А студии – это единственная работа на данный момент?

Я продолжаю заниматься бизнес-консалтингом. Также одно из направлений моей деятельности – управление коммерческой недвижимостью. Но всё это в частном порядке.

«Из стрит-фотографии невозможно вырваться: ты растворяешься в ней полностью» 

Для чего Самаре такие форматы, как «Моменты»? И нет ли у вас ощущения, что автопортретные просто отбирают работу у фотографов?

Я очень долго думал об этом. И для меня, как для человека, занимающегося фотографией, открыть автопортретную было непросто. Первая мысль была совершенно такая же, как и у вас: таким форматом мы просто убьём работу других фотографов. А на самом деле всё оказалось наоборот: мы мотивируем людей на заказ следующих съёмок. Многие никогда не были на фотосессиях у фотографов, потому что им было страшно работать на камеру в присутствии других людей. Автопортретная помогла им этот страх перебороть. 

«Первая мысль была: таким форматом мы просто убьём работу других фотографов. А на самом деле всё оказалось наоборот». Фото: Екатерина Ершова

Слышала ещё такое мнение, что автопортретные – это «одноразовая» тема. Просто людям сложно фотографироваться одному, без человека, который готов помочь по ту сторону камеры…

Мы обсуждали это с моим партнёром по проекту автопортретной «Моменты» Ильёй Хальзовым. Пришли к выводу, что не одноразовая. Люди, которые хотят провести фотосессию, но при этом имеют какой-то внутренний барьер, найдут в автопортретной, с одной стороны, необходимую им помощь и поддержку. С другой – есть те, кто приходят, чтобы отдохнуть, насладиться тишиной и побыть наедине с собой, а потом возвращаются с подружками, родителями и семьями.

Будет ли развитие у такого формата?

В такой концепции много сюрпризов и новостей. Развитие однозначно будет, в другие регионы в том числе. Не могу сказать про остальные студии, но «Моменты» точно находятся в самом начале своего пути.

«Люди приходят, чтобы отдохнуть, насладиться тишиной и побыть наедине с собой, а потом возвращаются с друзьями, родителями и семьями». Фото: Екатерина Ершова

Фото: Екатерина Ершова

Вы сейчас сами занимаетесь фотографией?

На коммерческой основе нет. В формате хобби – конечно.

Видела, что вы любите стрит-фотографию. Самара – подходящий город для развития в этом жанре?

Конечно! Это непростая, но очень захватывающая история. Из фотографии невозможно вырваться: ты растворяешься в ней полностью. Десять раз можно пройти мимо одного и того же места, и каждый раз найти для себя что-то новое. А главное, что через полминуты картина полностью поменяется. И фотографу важно успеть поймать нужный момент.

Есть ли у стрит-фотографов профдеформация, например, когда ты начинаешь во всём видеть что-то необычное?

Да, и я постоянно испытываю это чувство. От этого сложно избавиться. У меня даже были разногласия с семьёй. Когда мы выходили на прогулки, они не понимали, почему каждые пять минут я останавливаюсь с камерой. Но сейчас все уже привыкли.

«Эта любовь к Волге и палаткам передаётся в нашей семье из поколения в поколение» 

Что вы делаете летом, когда у студий простой?

Мы нашли для себя интересный формат: выезжаем на групповые фотосессии за Волгу вместе с резидентами нашей студии. 

Какие места Заволгой самые подходящие для фотосессий?

Самое любимое – остров Поджабный. Там можно работать с тканью, брызгами, волнами, чайками, камышами, золотым песком. В общем, простор для фантазии. 

А какие локации самые любимые не для работы, а для отдыха с палаткой? 

Люблю практически любые берега напротив Ширяева, Зольного и Солнечной поляны, пляж «Байконур» вблизи села Рождествено, Васильевские острова и всё тот же Поджабный.
 
С друзьями регулярно стараемся выбираться с палатками на несколько дней. В этом году поставил личный рекорд, который, возможно, покажется кому-то смешным: мы прожили на одном месте Заволгой больше недели.

«Остров Поджабный – отличное место для фотосессий». Фото: Екатерина Ершова

В детстве я всё лето проводил в палаточных лагерях. Некоторые из них основывал ещё мой дед. Недавно он даже встретился в таком лагере с одной знакомой, с которой не виделся больше 20 лет. Какова была вероятность им увидеться именно в этом месте и именно в это время? Любовь к Волге и отдыху в палатках передаётся в нашей семье из поколения в поколение.

Для меня вода – главное место для отдыха. Любая свободная минута, и я уже в катере.

Чем это привлекает?

У всех же есть вещи, которые заставляют тебя полностью отвлечься от всего происходящего, забыть совершенно про всё и почувствовать себя другим человеком. Для меня это: вода и катер. Как только я сажусь в лодку и выхожу с лодочной станции на Волгу, оставляю все проблемы на берегу. Не знаю, как это объяснить, это нужно просто почувствовать.

«Когда удаётся собраться с друзьями и семьёй, готовлю им моё коронное блюдо – настоящую волжскую уху из нескольких видов рыб». Фото: Екатерина Ершова

Сезон Заволги в Самаре не такой длинный, как всем бы хотелось. Чем занимаетесь в остальное время, не считая работы?

Обожаю гулять по старому центру города, каждый метр которого я изучил уже полностью. Особенно нравится исследовать улицы Куйбышева, Ленинградскую и Струковский сад. Часто заглядываю в арт-пространства моего друга и бывшего соратника, с которым мы долгое время работали вместе, Никиты Петухова – «Артист» и «Станкозавод». Эти места стёрли из памяти все остальные.

Ещё люблю сходить на ужин в рестораны с настоящей живой кухней, например, «Кипятокъ» или «У Вакано». Когда удаётся собраться с друзьями и семьёй, готовлю им моё коронное блюдо – настоящую волжскую уху из нескольких видов рыб. Её рецепт я разрабатывал несколько лет. Готовка, как и путешествия на катере, помогает мне разгрузиться и отвлечься от ежедневных рабочих вопросов и проблем.

Фото обложки: Екатерина Ершова

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    Самарский архитектор: «На Ленинградской классно было бы убрать заборы, которые закрывают световые фонтаны»
    28 декабря 2022, 15:45
    Самарский архитектор: «На Ленинградской классно было бы убрать заборы, которые закрывают световые фонтаны»

    Дождались, пока все арт-пространства подготовятся к Новому году, кафе и рестораны утонут в ярких огоньках, а на городских ёлках загорятся рождественские звёзды и устроили себе вечернюю прогулку вместе с архитектором Ренатой Насыбуллиной. Поговорили про экологичность новогодних иллюминаций, магический потолок, как в Хогвартсе, грустных медведей за решёткой, интерактивную ёлку на «Станкозаводе» и украшение дворов.

    Врач-полярник: «Заказал мобильную баню. Чилийцы выбежали сразу, как только стало погорячее»
    16 марта 2022, 20:44
    Врач-полярник: «Заказал мобильную баню. Чилийцы выбежали сразу, как только стало погорячее»

    Он бросил работу в поликлинике и отправился на самый южный континент Земли. Его соседями целый год были пингвины, киты и морские котики. И это не единственное экстремальное путешествие Анатолия Козлова. Самарский врач-полярник рассказал, как спас чилийца в Антарктиде, парился в бане на Эльбрусе и куда стоит закатить велосипед в Самарской области.

    Главный дирижёр Самарского театра оперы и балета: «В оркестре существует правило: все в один момент должны забыть про проблемы»
    28 ноября 2022, 15:45
    Главный дирижёр Самарского театра оперы и балета: «В оркестре существует правило: все в один момент должны забыть про проблемы»

    Стать наставником, другом и авторитетом – главная и крайне сложная задача, которая стоит перед управляющим оркестром. Поговорили с главным дирижёром и художественным руководителем Самарского академического театра оперы и балета Евгением Хохловым о воспитании, юношеском протесте и «химии» с музыкантами.

    Фотокорреспондент Юлия Рубцова: «Люблю многие острова, но не Зелёненький. Там отдыхает слишком много народа»
    28 марта 2023, 15:45
    Фотокорреспондент Юлия Рубцова: «Люблю многие острова, но не Зелёненький. Там отдыхает слишком много народа»

    Более 40 лет репортажи, интервью и заметки «Волжской коммуны» сопровождают кадры с подписью: «Юлия Рубцова». За годы работы Юля побывала не только во всех районах Самарской области, но и на Байконуре, и в Плесецке, откуда привезла тысячи космических снимков.