10 августа 2022, 16:06

Татьяна Мрдуляш: «Самара становится культурной столицей нашей великой страны, и доступность для широкой публики классической музыки - один из признаков этого движения»

Большое интервью с Татьяной Мрдуляш мы решили провести в формате прогулки. Вместе с ней прогулялись по историческому центру города. Говорили о «хлебной столице», тусовке на Грушинском, получили один из тизеров о ВолгаФесте и лайфхак, как взбодриться перед рабочим днём. Спойлер - нужен купальник.

С Татьяной Мрдуляш мы встретились утром около того самого элеватора, который пытаются отстоять представители архитектурного сообщества.

Это замечательное место, отсюда начиналась Самара, а сегодня это одна из лучших точек, чтобы начинать знакомство с городом. Не зря отсюда стартуют многие туристические маршруты. Для меня важно, что здесь сохранилось много мельниц и других исторических построек, связанных с «Самарой хлебной», причём это и дореволюционные здания, и прекрасный позднесоветский бруталистский элеватор. Здесь невозможно не говорить о той Самаре, в которой купцы сколачивали капиталы на зерне и пиве, которая жила торговлей и всем, что ей сопутствует, процветала как купеческий богатый город. С другой стороны, Самара была в эпицентре величайшей в XX веке катастрофы нашей страны - голода в Поволжье. И это тоже связано с её ролью в производстве хлеба. Я думаю, что бренд «Самара хлебная» будет постепенно развиваться и звучать уже в ближайшем будущем.

С этого моста открывается замечательный вид на мельницу - объект культурного наследия, рядом - знаменитый самарский элеватор. Это потрясающее красивое здание, памятник брутализма, каких в Самаре и во всей России немного. Эта архитектура не успела прожить достаточно, чтобы стать памятником, чтобы её оценили как «безусловно красивую». Поэтому позиция специалистов, пытающихся защитить здание от сноса, не находит широкой поддержки. Подчеркну, что элеватор - в частной собственности, и как бы архитекторы, градостроители, мы с вами не относились к ценности этого объекта, интерес собственников должен быть соблюдён.

В то же время Самаре мы с вами видели успешные примеры переформатирования таких объектов. Ярчайший - Фабрика-кухня. Благодаря работе большого количества людей, в том числе губернатора Дмитрия Азарова, депутата Александра Хинштейна, федерального правительства, команды музейщиков во главе с Михаилом Савченко, это здание стало домом Самарской Третьяковки. А какое-то время назад большинство самарцев не знали о красоте и потенциале этого строения.

Мы сегодня здесь находимся в курмышах, но через какое-то время, я уверена, увидим тут другое пространство. Я очень надеюсь, что элеватор станет его смысловым и архитектурным центром, в каком бы формате он ни сохранился.

А есть к этому какие-то предпосылки?

Да, потому что выстраивается диалог. Мне не нравится агрессивный тон между сторонами. Понятно, что когда ты десять лет пытаешься что-то решить, а ничего не решается, этот тон возникает сам собой. Мне очень хочется верить, что, может быть через культуру, через исследования, нам удастся продвинуться в диалоге и прийти к конструктивному решению, с учетом интересов и собственников, и градозащитников. Надеюсь, что получится придать этим заброшенным зданиям новый функционал, а через него и новую жизнь. 

После этого мы для экономии времени - на интервью у нас было пару часов - переместились на машине на улицу Фрунзе, во дворик дома №73.

Мне нравится гулять по Самаре, заходить во дворы. Культура старых двориков Самары прекрасна и, к счастью, много где сохранилась. Это замечательно, потому что это и есть выражение волжского гедонизма - самарского культурного феномена. На набережной он достигает своего апогея, а здесь - такой нормальный рутинный гедонизм - изо дня в день.

Ну и это просто красиво. Посмотрите на этот потрясающий цветник. Честно, я здесь никогда не была. Может, потому что всегда идёшь в соседний двор - туда, где фахверковый домик. 

Люди живут в большом городе с очень развитой инфраструктурой и активной жизнью, а в их дворе - тихо и размеренно. Тут жизнь происходит для себя, в своём личном пространстве. Сейчас мы в него вторглись и, видимо, создаём небольшие неудобства. 

В этот момент из калитки дома №73 вышел мужчина, хозяин дома, и предложил посмотреть высаженные на его участке цветы. От приглашения мы отказываться не стали. После, поблагодарив за радушие, переместились в тот самый дворик фахверкового дома.

Этот красивый дом - знаковый, входит во многие туристические маршруты, при этом он сохранён благодаря жильцам, которые его отстояли. Он невероятно красивый и интересный.

В начале июня этот двор стал локацией фестиваля «Музыкальная Экспедиция». Его художественный руководитель - известный российский виолончелист Борис Андрианов. Идея фестиваля в том, что музыканты-звёзды выступают и на очевидных сценах, и стараются найти интересные и неочевидные для местных жителей места, и играют там. 

Я рада, что «Музыкальная экспедиция» в этом году прошла и в Самарской области. Это федеральный проект, поддерживаемый Президентским фондом. Для нас важно, что при поддержке федеральных институтов и правительства Самарской области, жители получают доступ к лучшим образцам культуры. И сам проект я считаю интересным, так как через такое неожиданное взаимодействие разных направлений культуры - архитектуры и классической музыки, мы можем заново открывать для себя город и область.

Вообще, Самара становится культурной столицей и доступность для широкой публики лучших образцов классической музыки - один из признаков этого движения. Академическая музыка только кажется «искусством не для всех». На самом деле это во многом камертон, который задаёт общий уровень культуры в регионе. В этом смысле у нас прекрасно развиваются и федеральные проекты, и наши региональные институции - это театр оперы и балета имени Шостаковича, Самарская и Тольяттинская филармонии. Я очень надеюсь, что в ближайшее время Самара закрепит за собой статус музыкальной столицы. 

Хотя бы на Волге? 

На Волге тем более. В конце весны, в начале лета у нас прошло несколько потрясающих событий. Это и традиционный Пасхальный фестиваль Валерия Гергиева с оркестром Мариинского театра, и концерт Теодора Курензиса с его оркестром Musica Aeterna, и фестиваль Юрия Башмета, который сыграл Евгения Онегина с участием Константина Хабенского на склоне площади Славы. Его посетили 27 тысяч человек. Это был праздник классической музыки и драматического искусства одновременно.

Недавно сезон в Филармонии закрывал Денис Мацуев несколькими очень интересными программами.

Мы вышли из дворика фахверкового дома и пошли по улице Фрунзе в направлении Ленинградской.

Можно ли говорить, что люди - те, кто раньше был как бы не в теме, подтягиваются к культуре?

Да, мы видим, что последнее время число культурных событий и информации о них растет. На чём я всегда акцентирую внимание - максимальная реклама. Главная цель, чтобы люди знали о том, что это происходит. Человек увидит раз, два, а на третий подумает, что «мне тоже надо бы сходить», и купит билет. Я лично знаю нескольких людей, которые в последние полтора года впервые на третьем, четвёртом, пятом десятке лет пошли в Филармонию. И я считаю, что это успех. 

Дойдя до Ленинградской, мы решили повернуть в сторону Волги, чтобы попасть на улицу Куйбышева. 

В Самаре большинство культурных пространств сосредоточено в историческом центре. Насколько это удобно и должно ли так быть? 

В большинстве городов так. Можно взять любую столицу - Москву, Петербург, Вену. В историческом центре находятся основные культурные учреждения. У этого есть свои плюсы и свои минусы. Понятно, что центр - это доступная и удобная для людей с разных концов города точка. 

Центр аккумулирует и офисные пространства, и культурные. Но всё-таки я считаю, что культура должна быть рядом с человеком, с местом, в котором он живёт. Поэтому важно вкладываться не только в музеи и театры. Это всё-таки разовые посещения, люди не ходят в театры каждый день, даже два раза в неделю не ходят. А вот дом культуры или школу искусств они могут посещать каждый день. И в эту инфраструктуру мы активно вкладываемся и в рамках нацпроекта, и в рамках региональных программ. В городах, в сёлах строим и ремонтируем дома культуры, модельные библиотеки, детские школы искусств. Это база для культурного развития региона в целом. 

В этом году по нацпроекту мы отремонтируем десять сельских домов культуры. Те здания, которые не попадают под федеральную программу, стараемся приводить в порядок на средства области - решение по таким объектам принимается на уровне губернатора и правительства в целом. В то же время многое  зависит от руководства населённого пункта, района. И это касается не только нового строительства и ремонтов, но и в целом состояния культурных учреждений. 

Я могу сказать каким будет дом культуры или детская школа искусств, посмотрев на главную улицу села. Если едешь по ней, а там заборы абы какие из профнастила, трава не кошена, то и дом культуры - всё течет, бесхозное, никому не нужное. Или приезжаешь в село и видишь, что люди любят пространство в котором живут и работают. Красивые палисадники, фасады покрашены, на домах красивые наличники. И ДК у них хоть и старый, но чистый. Может подтекать крыша, но видно, что люди делают максимум, чтобы сохранить то, что они имеют. Такие коллективы всегда хочется поддержать и, как правило, именно у них много идей и инициатив.

Здесь мы повернули на улицу Куйбышева и сменили тему.

Частные галереи и арт-пространства. Ощущение, что их становится в Самаре всё больше. Причём их открывают не только в центре. Как пример, «МИ» в квартире на улице Ташкентской.

Когда люди сами инициируют открытие таких пространств - это самое важное, что может быть. Хороший пример -  «Дом 77». Они уже несколько лет работают и постоянно развиваются. В прошлом году ребята выиграли грант Президентского фонда культурных инициатив и при поддержке областного правительства и города создали новое выставочное пространство - «Нулевую комнату». 

Одна из немногих площадок, работающих с современным искусством - галерея «Виктория». Маленькие творческие инициативы в разных районах города тоже есть. Они яркие и интересные. Мы, как министерство, можем их поддерживать. На уровне области есть гранты, есть субсидиарная поддержка некоммерческих организаций. 

На федеральном уровне также много возможностей. Это Президентский фонд культурных инициатив, в координационный совет которого входит наш губернатор. Есть Фонд министерства культуры, Фонд кино - все они на конкурсной основе распределяют гранты по разным направлениям культуры.

При нашем министерстве есть экспертный совет, который помогает правильно оформить инициативы и правильно подать заявку на грант или субсидию в Президентский фонд.

Тут мы остановились у Художественного музея.

Художественный музей - одна из наших жемчужин. У музея прекрасная коллекция, основу которой заложили ещё самарские купцы во главе с Константином Головкиным. Сегодня в Художественном проходит выставка «Грани XX века» (12+), которая показывает шедевры из его коллекции. Музей стал активно показывать свои фонды и говорить о них.

Может быть, ещё нужно работать над исследовательским уровнем, интерпретацией и выставочной частью. Но то, что база музея, его потрясающая коллекция, есть, и то, что мы её показываем – большое достижение. Конечно, Художественному музею не хватает выставочных площадей и пространства, чтобы, скажем так, развернуться. На следующий год мы запланировали реставрацию овального зала. Сейчас готовится проект реставрации.

Музей самостоятельно ремонтирует разные пространства, недавно открыл небольшой сувенирный магазин. Всё это работает на улучшение опыта посетителей музея, многие из которых - туристы.

В это время мы продолжили нашу прогулку и пошли дальше. Повернули на улицу Некрасовскую, чтобы выйти на Фрунзе и двинуться в сторону Красноармейской. 

Есть ещё одно выставочное пространство, которое скоро преобразится.

Музей Алабина. Должна признаться, что это один из моих любимых  проектов.  В следующем году он встанет на капитальный ремонт.

Есть точные даты, сроки?

У нас есть два года – 2023 и 2024 – на то, чтобы его капитально отремонтировать. Постараемся начать в январе, так как сроки сжатые. Вопрос по поводу выезда музея ещё решается. Точно сделаем большой анонс, когда появится ясность. Вывезти музейную коллекцию: а) дорого и б) сложно.

Вывозить, насколько я знаю, уже начали.

Начали вывозить пока на филиальные площадки: в парк «Россия – моя история», в музеи Модерна, Фрунзе и Ленина. Уже много чего упаковали, и, надеюсь, в ближайшее время решим вопрос с основной площадкой, куда будем перевозить экспонаты.

Про театр оперы и балета: там не так давно произошли перестановки в руководстве.

Да, Сергей Филиппов перешёл на должность директора театра драмы. Тем не менее, он также остался в руководстве оперного, чтобы сохранить преемственность и не разрушить команду, которая там сложилась. Сейчас обязанности директора театра оперы и балета исполняет Алексей Орлов. 

Назначение Сергея Филиппова в драму - антикризисная мера. Он там не чужой человек. Он общался и с Валерием Гришко, и с Вячеславом Гвоздковым, и с Петром Львовичем Монастырским.

Он знаком с коллективом драмы, традициями театра. В то же время он – профессионал, человек команды. Надеюсь, ему удастся разобраться со сложной контрпродуктивной ситуацией, возникшей в драме.

Также пока рано говорить о новом директоре театра оперы и балета. Есть команда художественных руководителей театра Евгения Хохлова и Юрия Бурлаки, которая и вывела наш театр на федеральный уровень. Те же номинации на «Золотую» маску» - показатель.

Я в восторге от последней премьеры театра – «Дон Кихота Ламанчского» в постановке Юрия Бурлаки. Очень рада, что удалось реализовать этот масштабный проект. Получился красивый спектакль, который интересно смотреть. Даже московские критики отметили уровень постановки и работы нашей труппы. Спектакль подойдёт даже для тех, кто говорит, что не понимает балет. Актёры  играют прекрасно.

Вообще, мне очень хочется, чтобы Самара вновь зазвучала на театральной карте России, как это было во времена Монастырского или в лучшие годы Самарта. У нас есть потенциал, но работать на этим придётся несколько лет.

Мы решили ненадолго заглянуть во дворик усадьбы Толстого.

Вы говорили, усадьба Толстого - ваше любимое место. Это же тот же самарский дворик, но, грубо говоря, образца XIX века.

Это очень хороший музей с интересной экспозицией. Здесь чувствуется любовь и профессионализм команды музея. Раньше здесь был сломанный забор, захламлённый двор. А теперь - сад, беседка, гамак - идеальный тихий самарский дворик.

Как-то усадьбу можно оживить?

А нужно ли это? Мне кажется, очень важно соблюдать баланс между шумными мастер-классами, фестивалями и праздниками и такими гармоничными и атмосферными пространствами. Здесь проходят мероприятия, но в остальное время - тихо, спокойно, можно укрыться от городской суеты.

Вообще при работе с музейной аудиторией, когда применяется мотивационный критерий, есть такая категория посетителей как «эскейписты». Это люди, которые приходят в музей отдохнуть, побыть наедине с собой и с прекрасным. Очень важная часть музейной аудитории, и очень важная функция музея. Возвращаясь в нашу усадьбу Алексея Толстого – это идеальное пространство для музейных эскейпистов.

Как-то снимали во дворе музея, подошёл охранник и попросил оплатить «фотосессию». Хотя ничего похожего не было. Никакой свадьбы, никаких постановок.

Классическая история. Можно сколько угодно делать потрясающие выставки, концерты, спектакли, но если у тебя невежливый охранник или смотритель или грязно в туалете, то нужных впечатлений у посетителей не будет. Часто говорим об этом с коллегами. И, видимо, моя мысль у них отложилась, потому что на следующий год многие подведомственные мне учреждения культуры подали заявки на ремонт туалетов. Извините, за такие технические подробности.

С улицы Фрунзе мы свернули на Красноармейскую и пошли вниз к Волге.

У вас есть любимые места, заведения?

Сейчас пройдем мимо «Кухмистерской» – мне там очень нравится. Я вожу сюда своих гостей и рекомендую знакомым. В ресторане очень вкусная волжская кухня. Но очень важна и история самого места: качественную реставрацию, сделанную владельцами, иначе как подвигом назвать нельзя.

На набережной я люблю «Козу». Гостеприимная команда, атмосферно, дружелюбно к детям. В «Винотеке» беру самарское вино - такая местная фишка, угощаю им гостей. Пока сюда не переехала, не знала, что в Самарской области делают вино, а теперь, можно сказать, стала его амбассадором.

Мы медленно подошли ко входу в Струковский сад. Татьяна Мрдуляш обратила внимание на здание бывшего станкозавода. 

Сейчас внутри идёт ремонт. Владельцы обещают сделать культурный кластер. Работа идет бойко, периодически захожу посмотреть.

Мы предложили министру зайти на стройплощадку. Она согласилась.

Люблю этот жанр Самары – куда-нибудь свернуть с первой линии и оказаться в классном неожиданном пространстве. Понятно, что чаще идёшь, зная про такое место, либо с тем, кто его знает. Иногда пробуешь на удачу – повезёт или не повезет. Самара один из городов, в которых такое можно пробовать, и попытки вознаграждаются.

Вот эти неожиданные заходы вглубь двориков - история для приезжих или для местных?

Для местных тоже вполне подойдёт. Самара – настолько фрагментированный город, что, по словам ребят из «Города-курорта», многие люди, которые приходят к ним на экскурсию – самарцы из других районов. Все хотят узнать больше о городе, его истории. Важно учитывать, что спрос на туристические продукты есть и у местных жителей. Это такой стык с краеведением. Музей Алабина, например, организовывает прекрасные экскурсии. При этом ориентация не только на туристов, но и на местных жителей, для которых музей должен быть центром получения знаний о том месте, где они живут.

Раз заговорили о туризме. Теперь в вашем ведомстве больше нет профильного департамента. 

У Самары огромный потенциал в развитии туризма. Сейчас, когда у нас ежегодный рост турпотока в регион по 30%, надо развиваться, привлекать все возможные ресурсы: и федеральные программы, и инвестиции. Конкуренция регионов в борьбе за туриста жёсткая. Если вовремя не сработать в нужном направлении, можно проиграть. Поэтому я очень рада, что Артур Абдрашитов стал министром, и желаю нашему новому министерству только успеха. А мы всегда поддержим.

Нет зависти, что у вас забрали туризм? Такое перспективное направление для работы.

Нет, что вы. Туризм ушел, но возникло несколько новых направлений работы. Что касается нашего функционала и структуры, я считаю, что это живой процесс. Здесь важно быть всё время в контексте, не упускать новых возможностей, но, в то же время, быть последовательными в реализации стратегических целей.

Важно постоянно находиться в этом процессе творчества и, достигая одну цель, ставить другую. В Самарской области мы стараемся работать именно так. Для меня в этом вдохновляющая фигура – Дмитрий Игоревич Азаров. Он мотивирует постоянно двигаться вперед. Чтобы быть всегда первым, ты должен ставить себе новые задачи.

Если уж заговорили о политике. Мы и в прошлом интервью затрагивали тему вашего совсем нечиновничьего имиджа. В разных источниках появляется информация о либеральных взглядах Татьяны Мрдуляш.

Сейчас подобные вопросы не совсем уместны. Да, моя жизнь складывалась так, что я и училась, и жила не в России. После МГУ я окончила магистратуру университета Оксфорда, какое-то время продолжала работать за границей, там родился мой первый ребенок. Я придерживалась разных взглядов на разные события, но сегодня это неактуально. Я работаю на государственной службе. Я - министр культуры Самарской области. Я работаю в команде единомышленников, в команде правительства региона. Этот выбор абсолютно осознанный и личный.

Я люблю Россию. Как бы пафосно это ни звучало, для меня Родина – это не абстрактное понятие. Это моя страна, ради которой я работаю.

Понятно, что темы культуры и специальной военной операции - не самые близкие, но всё-таки сейчас, наверное, нет отрасли, которой не коснулись события в Украине, Донецкой и Луганской народных республиках. 

Да, это так. Наши учреждения культуры и творческие коллективы участвуют в поддержке семей военнослужащих и жителей ДНР и ЛНР. А в начале августа на Всероссийском фестивале «ART&COOL» в Кинеле мы принимаем творческую делегацию из ДНР (интервью с Татьяной Мрдуляш записывалось в июле). Ребята выступят в конкурсной программе фестиваля, пообщаются с участниками из разных городов, отдохнут, посетят с экскурсией Самару.

Для меня крайне важны личные истории. Недавно в Самару приехали поступать две девочки  – выпускницы Донецкой школы искусств. Мы встретились, познакомились, я подарила им по книге. Ещё одну, для школы, передала их преподавателю, которая в сентябре должна вернуться в Донецк. Договорились оставаться с девочками на связи и регулярно встречаться.

Ещё я лично, вне министерской работы, слежу за разными благотворительными фондами. Как могу, помогаю в конкретных случаях. Недавно отправила посылку для малыша с серьёзным заболеванием. Он из Мариуполя. Ребёнок долго не получал базового лечения, а при его заболевании это крайне опасно и ведёт к резким ухудшениям здоровья. Его семью эвакуировали в Россию. Мы с мамой на связи. Я очень надеюсь, что у них всё наладится.

Так мы дошли до старой набережной, на которой с 23 по 28 августа пройдёт ВолгаФест. Фестиваль посвятят теме детства.

«Детскость» ВолгаФеста не отпугнёт взрослых? 

Я призываю взрослых не бояться, а искренне поиграть. В нашем обществе есть такая проблема, что мы отделяем досуг детей от своего. Культура и многие культурные институции работают на то, чтобы родители качественно проводили досуг вместе со своими детьми. Это другой уровень общения, другой уровень восприятия у самих детей, потому что вместо обязаловки и урока или принудительного знакомства с мировой культурой, это становится классным времяпрепровождением с самыми любимыми и важными людьми в их жизни. Особенно, когда дети маленькие. Когда они постарше - это хороший способ на нейтральной территории поговорить о чём-то, если с ребёнком потерян контакт.

Кстати, один из тизеров ВолгаФеста, о котором можно сказать - будут лекционные сессии для родителей от психологов и педагогов, посвящённые именно каким-то типичным проблемам и тому, с чем сталкиваются большинство взрослых в общении со своими детьми. Я рада, что у нас будет возможность поговорить и с профессионалами и творческими людьми о детстве в нас, о наших детях. 

Ну и, конечно, будет много веселых, интересных и полезных активностей: будем заниматься пляжной археологией, творчеством, слушать прекрасную музыку и смотреть сказочные спектакли. Ждём ВолгаФеста.

В прошлом интервью вы говорили о местах, которые хотели посетить. Получилось? 

Частично. И получилось открыть новые. В Рождествено несколько раз ездила. Там красиво, углубляешься в Самарскую луку, проводишь время на природе, можно покататься по протокам на SUP-бордах. А из неволжских мест - Чапаевск мне очень понравился. 

У него долгое время была слава самого грязного города.

Сейчас Чапаевск себя переосмысливает. Это уже не только промышленный город. Здесь выстраивается баланс между его производственным предназначением и удобством для жизни.

Ещё вспомнила шикарное место - Мастрюковские озера. Я в этом году первый раз была на Грушинском, и это было открытие. Хотела поехать с палаткой, но дети накануне сильно засопливились, поэтому пришлось отказаться от ночевой. Но на концерте на гитаре и после с бардами была до утра.

Мне очень понравилась атмосфера Грушинского. Это такой самарский «Вудсток». Есть над чем работать и, особенно, с инфраструктурой и организационными моментами. Но, главное, что есть содержание, атмосфера, есть своя аудитория. В этом году было 50 тысяч человек - рекорд за последние 15 лет. 

Мы на Волге. Для вас - это место силы.

Да. Кстати, в этом году стала практиковать купание по утрам. Открыла сезон в начале июля. Вода была холодная, но очень хорошо бодрит. Когда есть возможность, я иду плавать перед работой. Это заряжает.

Самара - это первое место, где вы берёте с собой на работу купальник? 

Вообще, да. Это такая привилегия местных - на работу ходить с купальником. Вечером на набережной, как в московском метро в час-пик - не пройдёшь. Утром здорово, особенно сейчас: нежарко, солнышко пригревает, лёгкий ветерок. Волга.

Фото: Екатерина Ершова

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    Девушка-командир вертолёта: «Это только кажется, что в небе много места»
    23 сентября 2021, 15:33
    Девушка-командир вертолёта: «Это только кажется, что в небе много места»

    Она - единственная девушка-командир вертолёта в пилотажной группе “ЦСКА-Самара”. Елена Прокофьева в свободное время занимается фигурным катанием, а на работе выполняет сложные пируэты уже на многотонной махине. И вот её история.

    Идеолог «Сокольих гор»: «Ездил по миру, участвовал в мировых марафонах и думал: «Почему у нас такого нет?»
    19 января 2022, 10:20
    Идеолог «Сокольих гор»: «Ездил по миру, участвовал в мировых марафонах и думал: «Почему у нас такого нет?»

    29 и 30 января 2022 года будут напряжёнными для Сергея Васильева. Ведь в эти дни в Самаре пройдет марафон «Сокольи горы», а он - один из его организаторов. Мастер мировой серии Worldloppet рассказал, как локальное событие стало самым популярным лыжным марафоном в Поволжье, почему не проводят гонки по Волге и почему так важно построить на «Чайке» лыжероллерную трассу.

    Куратор лаборатории «ИЗМ» и искусствовед: «На наш “Ковёр-самаралёт” ложились дети и говорили: “Это самый лучший ВолгаФест, тут можно трогать!”»
    30 сентября 2022, 10:00
    Куратор лаборатории «ИЗМ» и искусствовед: «На наш “Ковёр-самаралёт” ложились дети и говорили: “Это самый лучший ВолгаФест, тут можно трогать!”»

    Что такое сайнс-арт? Зачем молодежи нужно изучать совриск? Об этом мы поговорили с Полиной Фищенко - куратором лаборатории «ИЗМ», искусствоведом, медиатором Уральской индустриальной биеннале. Недавно она стала резиденткой «Нулевой комнаты» и запустила обучающий курс по современному искусству для подростков.