12 июля 2022, 17:29

Куратор галереи «Виктория» и художник: «Нельзя морить себя культурным голодом и поститься»

Меняется мир, а вместе с ним и арт-рынок. Скоро увидим, как искусство приспосабливается к новым условиям 2022 года. Мы решили узнать, как сейчас развиваются культурные пространства в Самаре? Что будут предлагать галереи посетителям? Кто из местных художников выделяется на фоне остальных? Говорим об этом с куратором галереи «Виктория» и художником Сергеем Баландиным.

Ты назвал одним из самых значимых событий в локальном искусстве пешее путешествие аут-группы «Муха» из Самары в Казань. Почему?

К сожалению, эта история мало распиарена. Были и более громкие события. Мне кажется, многие художники живут в полсилы. Они ограничены своей мастерской, редко проводят выставки. Есть интересные авторы, которых просто не вытащишь. Они сами не придут, надо за шкирку тащить, звать куда-то. То есть существует некоторая обломовщина в искусстве. И любое событие, которое происходит между городами, например, выставка «Волга: маршрут перестроен» (12+), когда художники куда-то выезжают, когда делают перформансы, масштабные акции с вовлечением огромного количества людей - это круто. Это героический поступок, это классно, это приключение. Маршрут закончился встречей в Центре современной культуры «Смена», где примерно 40 человек пришли послушать про то, как художники прошли свой путь. Я никогда не видел ничего подобного.

Нужно быть художником на полную катушку, а у нас художники в полсилы: мастерские, выставки для друзей. А такого, чтобы слить жизнь с творчеством - этого очень мало. «Мухи» - одни из немногих, кто так активно гастролирует. Уже то, что они так рано стартовали - показательно. Стали номинантами премии «Инновация», провели «Рынок идей» в Нижнем Новгороде на базе студии «Тихая». Мало, кто на это способен.

Не так давно ты посетил «Нулевую комнату» - новое культурное пространство, которое открылось на Ленинградской 77. Можешь поделиться впечатлением? Что ты думаешь о перспективах этого места?

Есть несколько моментов, касающихся перспектив. Например, я знаю, что площадка развивается на годовой грант, а он должен в какой-то момент закончится. Значит, этой зимой или весной всё должно пойти на спад. Я, конечно, желаю, чтобы это всё поддерживалось. Если это искусственный проект, временный, грантовый, то к нему много вопросов. Мы можем сказать, что на карте Самары появилась новая точка? Ведь там одного энтузиазма мало. Может быть их поддержит «Дом 77»?

Выставок пока было немного, но у общественности были претензии по поводу того, что половину проектов делают сами организаторы, то есть кураторы - они же и художники. Это всегда не очень красиво. Возникает вопрос: «А вы ещё что-нибудь можете?» Но они делают другие выставки с Кириллом Гуровым, с Дарьей Гончаровой, проходит с Антоном Вейсом. Это обнадёживает, мы увидим какое-то интересное искусство.

Насколько я знаю, организаторы имеют определенные эстетические предпочтения. Понятно, что у любой площадки есть требования к качеству работ, но если есть и стилистические требования, это уже вызывает вопросы. Известно, что Борзунов, Каракулова и Тихомирова (художники объединения SPDPLF и кураторы выставок в «Нулевой») приверженцы эстетики цветника!!! и объектно ориентированного подхода. Возникает однообразие их выставок, а некоторые мероприятия не были выставками в полном смысле этого слова. Там, очевидно, есть дефицит идей, но может быть, проект станет точкой отсчёта для новой перспективы. Они говорят, что только набираются опыта.

Еще одно важное событие произошло в этом году - закрылись мастерские на Куйбышева, где прошла заключительная для этого пространства выставка Последних русских художников «Далеко-далеко на лугу пасутся КО».

Это было классное место. Там находились две точки притяжения художников: мастерская арт-группы НУМЫЖЫ, которые организовали прощальную выставку, и штаб «Мух» - они там тоже делали выставки Ермолина-Луговского, Гурова. Но сменился арендатор и теперь в этом помещении собираются делать тренажерный зал. НУМЫЖЫ переехали в район «Захара». Штаб «Мух» ищет площадку. Кусать локти не стоит, плакать не стоит, подводить итоги рано. У нас в следующем 2023 году будет квартирная триеннале, вот тогда мы проведем ревизию всех площадок и мастерских, которые существуют у нас в городе.

Еще одна площадка, которая вызывает интерес - это пространство «Ми» на Ташкентской, где ты в июне сделал выставку «Александрийская библиотека». Чем они интересны?

У пространства «Ми» есть только один недостаток - очень далеко находится. Ташкентская, по сути - окраина города, туда не зайдешь гуляя. А проект «Александрийская библиотека» задумывался для штаба «Мух», который закрылся. Поэтому я не мог ждать, хотелось что-то сделать. Штаб «Мух», если кто-то помнит, был белый. Пространство «Ми» в квартире у Михеевых - это чёрная комната. Мне нужна была такая камерная атмосфера, и я к ним обратился. У них был опыт организации выставок. Незадолго до этого они запустили проект «Встреча», который можно было посещать по сеансам. Это был мой формат, всё сошлось. Конечно, людям было не совсем комфортно ездить туда в одиночку, компанию сразу не пустят. Но проект состоялся, было около 20 зрителей.

Выставки в «Ми» очень андеграундные, даже более андеграундные чем в «Нулевой комнате» и Victoria Underground. Это комната в квартире, это маленький бюджет, это инициатива. Почему я всячески поддерживаю, потому что показатель уровня культуры в городе - это не открытие фестивалей или больших громких выставок, а энтузиазм, альтруизм людей. Даже организация перформанса в квартире стоит денег. Например, для моей выставки мы привезли на грузовом такси школьную парту и шкаф. Они готовы делать всё, не думая о том, окупится это или нет. Это подвиги. Когда они происходят, значит, в городе есть культура и культурные люди.

Хотелось бы еще обсудить закрытие независимой галереи «Формограмма», которая находилась на Молодогвардейской. Это значительная утрата для нашего Самары?

«Формограмма» была интересной и уникальной площадкой, потому что там не было стратегии. Мы жалуемся, что всё какое-то андеграундное и однообразное, а здесь была такая пестрота. Регина Дрозд максимально открыта для любых предложений. Там были ЧЖНС, Филимоновы, Иван Ключников и какие-то дебютанты. Мне кажется, что любого художника, который бы пришёл и сказал, что у него есть работы, там бы приняли. Жаль, что эта площадка закрылась.

Но при этом буквально вчера на выставке мы обсуждали, где купить искусство, почему оно не продаётся. Зашёл разговор о самарских галереях. Я говорю: «Вавилон», и тот закрылся», а мне посетительница ответила: «Да вы что? Во-первых, «Вавилон» снова открылся. Во-вторых, появились еще галереи». Действительно, даже рядом с нами на Степана Разина открылась G-gallery. Конечно, неизвестно насколько они открылись. Их программа не в моем вкусе, но тем не менее какая-то жизнь происходит. Это здорово, что у нас галереи не только умирают, но ещё и рождаются.

Очевидно, что за престиж искусства берутся. «Новое пространство» вступило в коллаборацию с Союзом художников, чей салон активизировался, туда зовут на выставки, и всё сплошь - молодое искусство.

В связи с геополитическими изменениями некоторые авторы стали отмечать, что сложно продавать работы за границу. Насколько ощутимо это коснулось арт-рынка и монетизации искусства?

Денежные переводы делать затруднительно, это правда. Но на самом деле я знаю мало людей, которые активно продавали работы за границу. А в самой Самаре покупателей мало. Местное искусство продаётся москвичам. У нас был гость из столицы, который пришёл и сказал, что хочет посмотреть, что есть на выставках, а потом купить то, что понравится. Наши же самарцы спрашивают: «Пейзажи есть? - Нет? А, ну мы пошли».

А финансы важны. Они нужны для качества. Если хотите качественного искусства, надо платить и развивать рынок. Почему самарский художник Владимир Логутов стал у нас номер один в современном искусстве? У него были заграничные выставки, он - участник Венецианской биеннале, выставлялся в российских павильонах в других проектах. Мы считаем звёздами тех выходцев из Самары, которые были за границей. Возьмите любой советский каталог: Пурыгин, Филиппов, Новокрещенов и другие - везде указано, что они есть в частных собраниях в Америке и Европе, участвовали в выставках в Болгарии или ГДР. Художника видел мир. А сейчас кто и на кого будет смотреть? В Казань вывезли и хорошо.

Что мы теперь будем видеть в галереях? Кажется, сейчас будут налаживаться преимущественно межрегиональные связи, а не международные.

Безусловно, будет поворот к регионам. И это хорошо. С другой стороны, конечно, нельзя морить себя культурным голодом и поститься. У нас, слава Богу, много зарубежного искусства. Мы будем жить этими средствами. Галерея «Виктория» всегда выставляла мировых художников из российских коллекций. Мы не хотим останавливаться.

«Виктория» ушла на каникулы. Чем ты будешь заниматься в это время?

У меня рейд по России, по культурным местам для вдохновения: Никола-Ленивец, Москва, города «Золотого кольца», Нижний Новгород. Есть еще Выкса, где много стрит-арта, и есть своя арт-резиденция. Я не люблю овощной отдых. Мне нужно куда-то мотаться, ходить, смотреть, фотографировать и запоминать, представлять себе, что с этим можно сделать в «Виктории».

Какие планы на ближайшее время у галереи?

Они грандиозные. Мы подготовим презентацию и все расскажем зимой. 11 числа у нас откроется выставка казанского искусства - ответная. Если им мы привезли молодых художников: Филимонова, Сяйлева, Емельянову, Гурова и других, то к себе хотим привезти музейные работы, поскольку у нас более строгие условия экспонирования. Будем показывать искусство от авангарда 1920-х годов, группы «Прометей», которые в 1960-70-х занималась светомузыкой, до 1990-х и 2000-х, когда появилось молодое поколение. Это совместный проект с центром современной культуры «Смена» и музеем изобразительных искусств. Ожидается шикарная выставка. По крайней мере, я представляю себе, что это будет то, чем можно гордиться.

Фото: Екатерина Ершова

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    Граффити-райтер из Самары: «В городах достаточно серых районов, где не хватает красок»
    29 марта 2022, 15:47
    Граффити-райтер из Самары: «В городах достаточно серых районов, где не хватает красок»

    В прошлом году он с другими художниками оформил стену у ГРЭС на Волжском проспекте, преобразил фасад хрущёвки на проспекте Кирова, стал автором огромного мурала с Мининым и Пожарским на высотке около метро «Алабинская». Узнали у Дениса Вертиго, зачем нужны муралы на окраинах, можно ли стрит-артом заработать на машину и что такое «Дух провинции».

    Основатель проекта «Надо сохранить»: «Всех градозащитных активистов воспринимают как городских сумасшедших»
    23 июня 2022, 18:52
    Основатель проекта «Надо сохранить»: «Всех градозащитных активистов воспринимают как городских сумасшедших»

    Ставим запятую во фразе «Снести нельзя восстановить» в правильном месте (после слова «нельзя») и знакомим вас с основателем самарского проекта «Надо сохранить» Михаилом Митюковым. За два года работы вместе с командой волонтёров он завершил несколько проектов. Узнали у Михаила, зачем ему это нужно, что интересного можно найти в спальных районах Самары, и чем новая застройка на окраинах может быть интересна нашим потомкам.

    Кайтер из Тольятти: «Поднимаемся на гору, и у меня отказывает вестибулярка. Я не понимаю, где верх, где низ»
    11 февраля 2022, 10:38
    Кайтер из Тольятти: «Поднимаемся на гору, и у меня отказывает вестибулярка. Я не понимаю, где верх, где низ»

    Она рассекает на кайте, учит этому других, совмещает всё с работой на Автовазе, а при этом ещё и помогает продвигать свой город среди туристов. Где самые красивые рассветы и закаты, как может отключиться вестибулярка в «молоке» - в интервью сооснователя клуба «Сила ветра» Евгении Котляровой.