29 марта 2022, 12:47

Граффити-райтер из Самары: «В городах достаточно серых районов, где не хватает красок»

Это один из самых узнаваемых уличных художников Самары. Денис Вертиго занимается стрит-артом с конца 1990-х годов. Его работы можно увидеть по всему городу. Только в прошлом году он с другими художниками оформил стену у ГРЭС на Волжском проспекте, преобразил фасад хрущёвки на проспекте Кирова, стал автором огромного мурала с Мининым и Пожарским на высотке около метро «Алабинская». 

Мы встретились с Денисом около его очередной работы на улице Грозненской. Узнали у него, зачем нужны муралы на проспекте Кирова, можно ли стрит-артом заработать на машину и что такое «Дух провинции».

- Как ты оказался в промзоне в Куйбышевском районе? 

- Это коммерческий заказ. К нам обратились представители компании «Веха», которые как-то хотели оформить забор у своей территории. Мы подготовили авторский дизайн с изображением автомобилей, которые поставляет фирма.

- Они сами вышли на вас?

- Да. Когда мы в прошлом году рисовали на Волжском проспекте на стене ГРЭС, приехал директор фирмы и попросил заняться оформлением забора на Грозненской. 

- В целом 2021 год был очень насыщен разными локальными проектами в области уличного искусства. Как так получилось?

- Индустрия стала развиваться не только в Самаре. Волна пошла по всей стране. Каждый крупный город начал проводить собственные фестивали. Самые знаковые прошли в Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Казани, Тюмени, Челябинске и Новосибирске. Это было как цепная реакция. Активизировались локальные художники. Например, Bozik в Казани, Никита Nomerz в Нижнем. Благодаря личным амбициям им удалось провести собственные мероприятия. Присоединилась ко всему этому и Самара, несмотря на то что у нас были разные настроения по отношению к граффити и стрит-арту. Ведь было время, когда уличное искусство у нас было запрещено. Можно было получить штраф. Не так давно, ещё в начале 2010-х годов, по городу висели антиграффити плакаты.

- Теперь другое отношение? Почему?

- Наверное, Чемпионат мира по футболу 2018 года двинул стрит-арт в массы. За несколько лет до него я уже занимался оформлением фасадов в Самаре. Например, мурал с советским летчиком Мамкиным на Московском шоссе. Был заказ для «Леруа Мерлен» на фасаде хрущёвки у метро «Победа». И это вообще не выглядело рекламой. Тогда люди, видимо, начали понимать, что есть уличные художники, которые могут делать красиво. А в российских городах достаточно серых районов, где не хватает красок.

Почему я люблю отдаленные места? Уже несколько раз рисовал на проспекте Кирова во дворах пятиэтажек, потому что там в целом всё достаточно серо. Люди по итогу искренне радовались, собирались всем двором, накрывали поляну - приносили салаты, напитки, закуски. Знаешь, это было как в США, когда соседи приходят знакомиться к новым жильцам с пирогом. Уютная и теплая атмосфера.

В центре городов можно вовсе не рисовать. Там есть красивая архитектура, благоустроенные улицы. Это уже создает определённое настроение.

- В историческом центре Самары муралов по сравнению с другими районами очень много. Как сделать уличное искусство не таким кучным и централизованным?

- Я этот вопрос обсуждал с администрацией города и с губернатором Дмитрием Азаровым. Мы с ним говорили о том, чтобы распространять эту историю на отдалённые районы. Потому что запрос от людей, живущих там, есть.

По опыту, работает это так: подаётся заявка главе района с описанием того, что и где хотят делать. Я делаю эскиз, учитываю пожелания жильцов. Важно, чтобы больше 60 % собственников квартир были за проект. Тогда районные власти без проблем отдают фасад. 

- Историю с фасадами на проспекте Кирова ты инициировал сам?

- Мурал на доме № 260 - да. Работу над вторым финансировали организаторы Samara Ground, но место я выбрал сам. Фестиваль в этом году проходил не только в Самаре, но и в Тольятти. Я делал три фасада. Два - в Тольятти. И вот там мы столкнулись с определёнными трудностями. Фонд капитального ремонта, на средства которого ремонтировали дома, стремился оформить все здания в стиле минимализма, художникам фасады не давали. Ребята из Samara Ground делали предложения по конкретным зданиям, но звучал ответ: «Мы этот фасад не дадим». Я ждал два месяца. В итоге плюнул, сам нашёл поверхность и всё утвердил. Мне в этом помогли сотрудники отдела современного искусства тольяттинского художественного музея и местные художники.

- В этом году вновь планируют провести международный фестиваль Samara Ground. Что-то известно про участников?

- Из-за сложившейся ситуации трудно говорить о том, кто из художников будет задействован. Наверное, европейцам будет трудно добраться до Самары. Есть страны, которые не поддерживают повсеместную блокировку России. Там понимают, что политика и искусство - это разные вещи, что нельзя всё сваливать в одну кучу. Возможно, будет кто-то из Сербии, Латинской Америки или Италии. Можно пригласить Peeta (Мануэль Рита или Пит - итальянский граффити-живописец и скульптор).

Я на связи с организаторами и готов поучаствовать в фестивале. Мне кажется, я уже внёс в него большой вклад, привлекая в проект локальных авторов. Самарские художники должны в нём участвовать. У них есть свой стиль, и работают они не хуже меня. Это, например, Арт Абстрактов, Клаус, команда ЧЖНС. Многие рисуют больше десяти лет, причём на хорошем уровне, и дадут фору европейцам.

- А кто из молодых подаёт надежды сегодня?

- Из молодых это Oiji. Он может сделать полноценный фасад. С ним часто рисует Nomer. В тандеме у них получаются очень крутые штуки. Есть ещё девушки, которым можно также дать баллончик, и они круто распишут пятиэтажку, будку или что-то ещё. В Самаре куча разных дизайнеров, которые также владеют баллонами. Если мне дадут возможность набрать команду, то я с удовольствием займусь этим как куратор от Самары. Я бы выбрал каждому индивидуальный фасад. В Советском или Октябрьском районах их много. Ещё одна хорошая локация - подпорная стена вдоль дороги в районе Красной Глинки. Представь, люди едут из аэропорта, с одной стороны видят Жигулёвские горы, с другой - вместо серого бетона интересный мурал в авторском стиле.

- Что для тебя лично значат городские проекты?

- Так я чувствую свою принадлежность к Самаре. Например, когда я был маленьким, часто ходил мимо серой стены ГРЭС на Волжском проспекте. А лет десять назад шёл со стороны Жигулевского пивзавода на набережную и думал, что неплохо было бы её разрисовать, но как это сделать? Тогда понимал, что её мне не дадут. Но, как оказалось, этот посыл мыслей в космос был не напрасен. Я получил желаемое. Теперь эта стена не даёт скучать людям. На неё обращают внимание, её рассматривают, видят знаковые места Самары, например парк Металлургов.

- Вы ещё приложили руку к оформлению самарского музея рок-н-ролла в «Звезде». Его обещают скоро открыть, но информации о нём не так много. Что там интересного?

- Мы создали там разные тематические надписи. Сама коллекция музея просто невероятная - мировой уровень. Есть оригинальные гитары, аксессуары, костюмы, которые принадлежали звёздам: Элвису Пресли и Курту Кобейну. Ещё есть игрушки из битловского мультфильма «Жёлтая субмарина».

Это один из самых крутых музеев в России и, возможно, на планете. Он станет визитной карточкой Самары. Его пока готовят к открытию. Возможно, мы сделаем там ещё пару стенок.

- Участие в коммерческих проектах даёт нормально заработать? Хватает ли этих денег на жизнь? Получается накопить и купить что-то дорогое?

- Я бы не сказал, что это огромные деньги, если сравнивать с шоу-бизнесом. Однако художники, которые постоянно рисуют и берут коммерческие заказы, могут достойно жить. Я откладывал и купил машину, а ещё мотоцикл. Получилось попутешествовать. Когда занимался оформлением нашего российского «Диснейленда» в Москве - «Острова мечты», хорошо заработал. Денег за проект хватило на четыре поездки в Европу. Был в Италии, Сербии и в Испании. 

- Не так давно ты стал отцом. У тебя растет замечательная дочь. Поздравляю с этим радостным событием. Что изменилось в твоей жизни с появлением ребенка?

- Я стал более сдержанным, стал планировать. Знаю теперь, что будет дальше. До этого я мог распустить парус и плыть по течению. Когда есть ребенок, ты не можешь жить одним днём. И мне это на самом деле нравится. Меньше тусовок - больше дел. Через призму отцовства ты понимаешь многое. На мне большая ответственность, я не могу потеряться, не выйти на работу или отложить дела. То, что ты не выполнил сегодня, должен выполнить завтра в двойном размере. Семья приводит к дисциплине в хорошем смысле. И я теперь понимаю своих родителей, представляю, что они чувствовали, когда я пропадал, не брал трубки и ввязывался в разные истории. 

- Кем ты себя видишь через несколько лет: заботливым домашним папой или по-прежнему «бунтарём» и граффити-райтером?

- Возможно, буду чуть меньше заниматься стрит-артом. В будущем я себя вижу нянчущимся, но с внуками. С дочкой Ладой чаще жена Настя. Она всё понимает. И всё своё свободное время я уделяю дочери, в основном в выходные. Много работы и путешествий. Сейчас поеду в Питер, где планируются съемки с граффити-художниками для канала «Дух провинции».

- Ваш канал «Дух провинции» заработал хорошую фан-базу - почти 200 тысяч подписчиков. Контент выходит регулярно. Но недавно YouTube отменил монетизацию для российских пользователей, обсуждается блокировка ресурса. Что собираетесь делать?

- Думаю, что совсем YouTube на закроют. А если и будет что-то такое, то есть ещё Telegram, где также можно выкладывать видео и комментировать посты. Разрабатывают другие отечественные платформы-аналоги. Мы не унываем, продолжаем снимать выпуски с крутыми чуваками. Последний, например, с Артемом Fuze (Krec) - одним из основателей питерской школы рэпа 1990-х годов. 

Вообще канал «Дух провинции» существует больше пяти лет. Изначально он не был рассчитан на коммерцию. Он - про искусство, про творческих людей, про андеграунд. Провинция не на карте, она в сердце. Но зритель хочет видеть красивую яркую картинку. Монетизация и реклама нужны. Ведь деньги идут на поддержку канала. Это поездки, покупка оборудования. Нужны разные девайсы, камеры, звуковая аппаратура. А они стали дороже. Мы придумаем, как подарить второе дыхание каналу. Будем и дальше радовать народ.

- Сейчас подорожала не только электроника. Цены на качественную испанскую, немецкую и итальянскую аэрозольную краски тоже выросли. Как думаешь, художники будут искать альтернативу?

- Всё зависит от ситуации. Если у заказчиков есть деньги, они будут закупать любые материалы. Я редко сам покупал себе баллоны. Но сейчас, возможно, коммерческих заказов станет меньше. Цены на краску выросли вдвое. Больше, конечно, от этого страдают художники-любители. Они говорят: «Теперь мы будем рисовать только по праздникам».

- А у тебя есть заказы на ближайшее будущее?

- Будет парочка фасадов весной в Самаре. Одно изображение будет посвящено космонавтике. Что будет на втором - пока секрет.

 

Фото: Екатерина Ершова, предоставлено Денисом Вертиго, организаторами Samara Ground

Комментарии ()

    Sova1

    Рекомендуемое

    Искусствовед самарской Третьяковки: «Почему в музеях появляются кафе? Не потому что люди любят есть»
    08 апреля 2022, 08:33
    Искусствовед самарской Третьяковки: «Почему в музеях появляются кафе? Не потому что люди любят есть»

    Встретились с одним из представителей команды самарского филиала Третьяковки - искусствоведом Дарьей Волковой, которая точно знает, зачем в музее общепит, кто из современных художников стал частью самарской идентичности и как сделать из сахара произведение искусства. Это её история.

    Путешественник из Самары: «Иногда выбираем маршрут по книгам и фильмам»
    02 марта 2022, 08:58
    Путешественник из Самары: «Иногда выбираем маршрут по книгам и фильмам»

    В свои 60 лет он объехал почти всю Самарскую область и еще под 60 регионов России. Все маршруты Николай Глумов наносит на гугл-карту, чтобы помогать другим туристам. Он рассказал, как путешествовал по книгам, чем манят Кавказ и Камчатка, на что стоит обратить внимание в Самарской области.

    Машинист метро: «Прокатиться в подземке – один из способов показать туристам разную Самару»
    20 мая 2022, 07:00
    Машинист метро: «Прокатиться в подземке – один из способов показать туристам разную Самару»

    Самарская подземка может быть привлекательна для туристов и самарцев. Чем? Ответ на этот вопрос знает машинист Вадим Машевский. Поговорили с ним и узнали, на какую станцию лучше вести туристов, почему «Алабинская» - его любимая, и из-за чего выражение «спать на работе» - вполне нормально для работников подземки.