30 марта 2023, 16:31

Диджей Настя Столповская: «Самое яркое событие в ночной индустрии Самары происходит прямо сейчас»

Пока половина города засыпает, вторая его половина только готовится к настоящей ночной жизни. Встретились с диджеем Настей Столповской, которая играет в Самаре и далеко за её пределами уже восемь лет, и поговорили, кажется, про всё: от первых сетов в баре «Мичурин», резидентства в «Вечно молодом» и выступления на VK Fest (0+) до запретов родителей, страха людей и  искренней любви к одиночеству.

«Когда я приезжаю на новую площадку, начинается мандраж: я боюсь людей»

Настя, пока я готовилась к интервью, пролистала все твои соцсети до 2012 года. Нашла твой первый выход. Ты сама помнишь, когда он был?

Да, лет семь-восемь назад! Я никогда не хотела быть диджеем. Денис Кривуля предложил мне и Саше Юноуми сыграть дуэтом в баре «Мичурин». Мы вообще ничего не умели, но нас убедили, что это несложно. Нужно просто переключать треки. После пары совместных сетов нас сразу же начали звать во многие заведения Самары. Я тогда ещё училась в универе.

А в школе, на начальных курсах университета не было никаких предпосылок, что ты станешь диджеем? 

Совсем никаких. Меня воспитывали достаточно строго. До 23 лет нельзя было посещать вечерние мероприятия и даже ночевать у подружек. Родители запрещали всё, но в какой-то момент, когда мне предложили поиграть в баре, что-то перещёлкнуло. Я начала отстаивать свои права. Помню, что я вообще не знала, что такое тусовки. Я была асоциальным человеком, было страшно появляться в заведениях, где было много людей.

Как прорабатывала в себе эту асоциальность?

Работала долго и много. Не буду скрывать, что продолжаю бороться с этим и сейчас. Например, когда я приезжаю на новую площадку, начинается мандраж. Я боюсь людей. Но если раньше всё это было в острой форме, то со временем неприятное чувство смягчилось.

Была детская обида на родителей?

Мне пришлось много анализировать эту ситуацию. Я была долгожданным ребёнком, мама и папа меня всячески оберегали. Кстати, родители мамы вообще запрещали ей появляться где-то одной до свадьбы. И мне кажется, что она решила как-будто отыграться на мне таким образом. С другой стороны, в такой заботе тоже есть положительные моменты. Возможно, я бы попала не в ту компанию и вела распутный образ жизни. А так, я выросла сдержанным и воспитанным человеком с высшим образованием. Но травма детская точно осталась.

Сейчас их отношение к образу жизни, который ты выбрала, изменилось?

Они долго относились к этому не очень. Я устроилась работать на завод, чтобы доказать им, что я всё могу. А потом в какой-то момент мы поняли, что все мои увлечения: графический дизайн, изготовление свечей и украшений, пошив нижнего белья и диджейские сеты приносят мне гораздо больше денег, чем шестидневка на заводе. Родители начали менять отношение к моим увлечениям. После того, как я начала гастролировать и зарабатывать неплохие деньги, поехала на VK Fest и привезла 40 000 рублей. Это за два дня. Они, как мне кажется, даже стали мной гордиться.

А ещё они видели, какими токсичными были люди, с которыми я работала на заводе. Мои коллеги жили от зарплаты до зарплаты. Сначала их прикалывало, что по ночам я становлюсь за диджейский пульт, а потом они начали меня хейтить. И я поняла, что чем больше я окружаю себя такими токсичными людьми, тем больше становлюсь такой же.

Получается, что ты работала без выходных?

На заводе была шесть дней в неделю до пяти-шести вечера. Он находился в 40 километрах от города. После работы ехала домой, доделывала украшения, отвозила их заказчикам и ещё успевала на сеты. Иногда бывало, что я спала по три часа. Но мне это было неважно: настолько всё было интересно и необычно. Вообще в начале моего пути я часто играла и бесплатно. Мне не нужны были ни деньги, ни слава. 

Как про простую девочку из строительного университета начали узнавать в диджейских кругах?

Я просто внаглую приезжала в заведения, знакомилась со всеми арт-директорами и диджеями, рассказывала про себя. Щёки иногда, конечно, горели от смущения. Чтобы стать резидентом «Вечно молодого», я ездила сюда два с половиной года почти каждые выходные и напоминала, что готова играть бесплатно. Без такого упорства многое бы просто не получилось.

Я играю уже около восьми лет. И был только один перерыв в полгода, когда мы решили больше не играть дуэтом с Сашей. Я отошла в сторону. Тогда каждые выходные объезжала по три-четыре заведения и просто со всеми общалась. В то время как многие талантливые ребята, которые могли бы стать популярными, просиживали штаны дома и чего-то ждали.

«После сета в Уральске хотелось просто плакать: люди совершенно не разбиралась в музыке, не понимали, что они тут делают» 

Сейчас диджейство – это всё ещё хобби или уже работа?

Мне кажется, если бы я начала относиться к этому как к работе, то не зарабатывала так много денег. Это моё увлечение и отдушина. Рядом со мной есть люди, которые сломались и начали воспринимать это как работу. В итоге они просто загнулись. Я всё же стараюсь держать баланс.

Помнишь, где были первые гастроли?

Кажется, в Ульяновске. Я ехала четыре часа туда и четыре обратно, чтобы заработать полторы тысячи рублей. Но я знала, что если сейчас отыграю за эти деньги, то вдохновлюсь и потом получу в 10 раз больше. 

А до Москвы и Санкт-Петербурга когда доехала?

Наверное, лет через пять после того как начала играть. Раньше мне это было не нужно. Но в какой-то момент я поняла, что в Самаре уже неинтересно, в Ульяновск ехать не хочется. Первые разы сама покупала билеты, оплачивала проживание и играла за обычные резидентские. По деньгам выходила в ноль. Мне просто хотелось прокачиваться. Когда чувствуешь, что в Самаре ты достиг потолка, есть два варианта: либо ты загибаешься и у тебя полностью пропадает интерес к тому, что ты делаешь, либо ты жертвуешь временем и финансами и едешь за знакомствами и вдохновением в другие города. 

Почему тогда просто не переехать, например, в одну из столиц?

Мне там неуютно. Нравится, что у меня есть своя «берлога» в Самаре, есть место, которое я могу назвать своим домом. Да и к тому же переезд – это всё заново, с чистого листа. Разъезды – это моё.

По каким городам уже успела погастролировать?

Москва, Питер, Липецк, Оренбург, Тольятти, Ульяновск, Сочи, Казань и Уральск в Казахстане. В Уральск был самый странный выезд. Хоть и заплатили мне там нормальные деньги, выхлопа не было никакого. После сета хотелось просто плакать. Люди совершенно не разбиралась в музыке, не понимали, что они тут делают. Через месяц я поехала играть в Питер за меньший гонорар и получила намного больше удовольствия. 

А какой из выходов был самым запоминающимся? VK Fest?

Этот фестиваль – интересный опыт. Не скрою, что мне было страшно: новая площадка, новое оборудование, незнакомые люди. Но всё прошло в полной эйфории. Я играла по 10 часов практически без перерывов. Просто прикоснуться к этому фестивалю и быть его артистом – это уже очень круто. Ребята, которые позвали играть, узнали обо мне на сете в «Вечно молодом».   

«Останавливаюсь в поле, включаю музыку, часами сижу в машине – мне по кайфу» 

Мы разговариваем с тобой в «Вечно молодом». Это знаковое для тебя место?

Да! Я этот бар обожаю всем сердцем. «Вечно молодой» даёт мне много энергии и сил. 

В Самаре есть места, где ты не будешь играть ни за какие деньги?

Не хочу конкретизировать, но такие заведения есть. Так как я играю давно, уже научилась разделять заведения для начинающих ребят-диджеев и места, куда можно прийти более продвинутым. Я не соглашусь играть в некоторых местах за любые гонорары, потому что вижу, кто играет там каждые выходные. Зачем мне, человеку с именем, теряться в этом? Я лучше уступлю тем, кто только начинает свой диджейский путь.

Были какие-то странные коммерческие предложения?

У меня нет, но я слышала, что кому-то предлагали поиграть в синагоге. Там был целый диджейский сет. У меня всё лайтово. Самое запоминающееся – я играла на совершеннолетии одной девушки. Вместе со мной на вечеринке были Егор Крид и Miyagi&Эндшпиль. Жалко, что там ничего нельзя было снимать!

По каким заведениям, которые уже ушли, ты действительно скучаешь?

Я бы не сказала, что у меня такие есть. Самое яркое событие в ночной индустрии Самары происходит прямо сейчас – и это «Вечно молодой». Могу лишь вспомнить бары «Ку-ку», «Саша», «ЗИМ» и «Библиотека». Ещё «Бридж», но там я играла всего пару раз в самом начале.

Как ты подбираешь музыку для разных заведений? Там же и аудитория частично отличается?

Раньше я готовила для каждого места свой плейлист. Это могло происходить днями, неделями, месяцами. Я постоянно была с музыкой. Сейчас я так делаю только в редких случаях, когда еду на гастроли, в остальное время просто играю по ощущениям. На всякий случай у меня есть ещё 20 запасных папок с треками – какие-то точно зайдут.

А бывает, что не заходят?

Это не редкость и для Skybar, и для «Вечно молодого», и для «Рюмочки». От этого никто никогда не застрахован. У людей бывает разное настроение. Вот они все деньги потратили на 8 марта, а 10 числа просто не дошли до твоего заведения. И тебе не для кого играть. В другом случае они дошли, но вялые, а ты, между прочим, старался, готовился, что-то новое скачал. Бывает и так, что у тебя нет настроения: играешь для галочки, а у народа такие эмоции! Я стараюсь обращать внимание на людей и уходить в тот стиль, который им действительно нравится.

После выступлений как ты обычно восстанавливаешься? В материале для «Сома», например, ты говорила, что после вечеринок любишь ездить на машине по городу.

Бывает, приезжаю на шестой причал после сетов. А ещё я очень люблю кататься по Московскому шоссе, особенно после дождя, в небольшой туман. В эти моменты я просто растворяюсь, ставлю погромче любимые треки Biicla и ни о чём не думаю. Для меня это своего рода медитация.

Выделим хотя бы пару мест, куда тебе хочется возвращаться снова и снова?

Не поверишь, но я больше всего люблю находиться одна дома или в машине. Могу в незаведённом авто сидеть часами. Раньше часто приезжала на место за торговым центром «Гудок», за гаражами, на небольшом холмике. Там здорово видно, как ходят поезда.

А за городом?

Мне всё равно, где быть одной. Например, когда я езжу на дачу к родителям, останавливаюсь в поле, включаю музыку, часами сижу в машине –  мне по кайфу. Я так восстанавливаюсь.

«Рано или поздно появится ещё одна “Настя Столповская”, которая будет любить своё дело и не будет думать о деньгах» 

Как считаешь, в Самаре есть диджейское комьюнити? 

У каждого заведения есть своя группа диджеев, которая тусуется и общается в рамках этого места. А так, чтобы ребята общались плотно друг с другом – такого нет. Мне кажется, что присутствует даже какая-то вражда.

Я, наверное, очень везучий человек, потому что до сих пор не привязана ни к какому заведению, играю сама по себе. 

На какие города можно равняться Самаре?

Один из таких – Питер. Я неоднократно там была и настолько добрых, отзывчивых людей не встречала больше нигде. Ребята с тобой и поболтают, и поддержат на сцене, а после сета ещё и спросят, как у тебя дела. Им не всё равно. Да, наверняка там тоже есть внутренние питерские разборки. Но менталитет совершенно другой. 

Насть, а стереотипы в диджейском мире существуют? Как относятся к тому, что у нас всего пара известных девушек-диджеев по Самаре…

А кто ещё?

Например, Алла Фармер.

Да! Я её до сих пор побаиваюсь: в начале своей карьеры я ходила на её сеты, смотрела, как котик из «Шрека» и стеснялась к ней подойти. Она очень крутая девчонка.

Возвращаясь к вопросу: скорее, наоборот, всем нравятся девушки-диджеи. Многие понимают, что из-за того, что я девчонка, меня много куда зовут. Но не стоит забывать, что я девчонка, которая, если надо, пойдёт напролом. 

А что сейчас происходит с диджейским направлением в Самаре?

Мы сейчас переживаем не самый лучший период, когда в каждом заведении играет попса. Раньше, кстати, такие места ещё надо было поискать. У многих людей, которые любят другие стили, просто нет возможности где-то их услышать кроме собственных наушников. Но согласись, что невозможно до бесконечности слушать треки нулевых – люди рано или поздно устанут от них. 

Вместе с моими друзьями я создала промо-группу: мы будем проводить всякие активности и снимать лайв-сеты с новой музыкой. Надеюсь, что через год люди начнут изучать другое, непривычное для них. И я сделаю всё возможное для этого. 

Что за промо-группа?

Название проекта, который мы создали, – TOUR130. Это тур по совершенно разным стилям в музыке, а 130 bpm – скорость треков. Можно не привязываться к какому-то определённому стилю, а играть всё, что ты хочешь. Естественно, кроме попсы. Наша цель – знакомить людей с новой музыкой и разными артистами. Проект уже запущен. 

В начале интервью ты говорила, что занималась и свечами, и украшениями, и пошивом нижнего белья, и изготовлением брелоков из акрила. Почему это всё перестало тебя интересовать?

Появилась огромная конкуренция. Этим стали заниматься практически все. А я от этого потеряла интерес. То, что я до сих пор играю, означает, что у меня пока нет соперниц. Да, появляются интересные девушки, которые при огромном желании смогут составить мне конкуренцию. Но даже когда человек с первого этапа дойдёт до сотого, я уже будут на двухсотом.

Рано или поздно появится ещё одна «Настя Столповская», которая будет любить своё дело и не будет думать о деньгах. Но пока я таких не знаю.

Фото: Лилия Файзуллова

Локация: бар «Вечно молодой»

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    Изобретатель из посёлка Заливной: «Трактор за сотку бы я продал, но никто не возьмёт. За 50 не отдам»
    06 января 2022, 17:20
    Изобретатель из посёлка Заливной: «Трактор за сотку бы я продал, но никто не возьмёт. За 50 не отдам»

    В гараже Евгения Таркина мини-трактор Forza-13 и трицикл «Мустанг» собственного производства. Что общего у машины и советского холодильника, как пошутить и случайно заработать 100 рублей, сколько стоит самодельная техника. Об этом - в нашей очередной истории.

    Спортсмен-ориентировщик: «Многие не понимают, в чём удовольствие бегать под дождём, в грязи, с комарами»
    04 августа 2022, 09:56
    Спортсмен-ориентировщик: «Многие не понимают, в чём удовольствие бегать под дождём, в грязи, с комарами»

    История самарского спортсмена-ориентировщика Кристины Богданович от первого лица про красивейшие леса, спортивное «голодание», развитие фантазии и обучение с нуля.

    Основатель проекта «Надо сохранить»: «Всех градозащитных активистов воспринимают как городских сумасшедших»
    23 июня 2022, 18:52
    Основатель проекта «Надо сохранить»: «Всех градозащитных активистов воспринимают как городских сумасшедших»

    Ставим запятую во фразе «Снести нельзя восстановить» в правильном месте (после слова «нельзя») и знакомим вас с основателем самарского проекта «Надо сохранить» Михаилом Митюковым. За два года работы вместе с командой волонтёров он завершил несколько проектов. Узнали у Михаила, зачем ему это нужно, что интересного можно найти в спальных районах Самары, и чем новая застройка на окраинах может быть интересна нашим потомкам.

    Солист группы HeDonisT: «Мы любим Волжский гедонизм»
    25 августа 2022, 09:59
    Солист группы HeDonisT: «Мы любим Волжский гедонизм»

    Чем живут современные панки, и что было в 1990-х? Какая музыка отражает волжский вайб? Об этом мы поговорили с одним из основателей, солистом и гитаристом самарской группы HeDonisT Кириллом Майковским. Встретились с ним мы на самой притягательной летней локации для гедонистов - волжском пляже.