18 апреля 2023, 08:00

Урбан-фотограф Александр Шептунов: «Не считаю состояние некой ветхости чем-то депрессивным и негативным»

В Самаре можно вдохновляться не только дореволюционными особняками, но и панельными домами, гаражными массивами, советскими дворами, краской на стенах. Так и делает самарский фотограф Александр Шептунов. В своих работах в стиле урбанистического абстракционизма он переосмысляет городские пейзажи. Мы поговорили с ним про урбан-фото и узнали, как в простых вещах можно находить уникальную эстетику.

Недавно ты читал лекцию в отделе современного искусства художественного музея Тольятти про урбан-фото. Что это за направление?

Урбан-фото появилось тогда, когда возникла сама камера. По сути первые снимки родились в городской среде. Сейчас это фотография, которая говорит со зрителем с помощью городских образов и пространства. Например, показывает архитектуру. В большинстве случаев через образы на улицах мы можем создавать особый посыл, намёк на сюжетность. Фото – это не просто и не только красивая картинка, а целая история.

Должно ли быть искусство красивым с эстетической точки зрения?

Я думаю, нет. Я не считаю состояние некой ветхости чем-то депрессивным и негативным. Это просто данность и одна из составляющих жизни, то, что присутствует в городе по умолчанию.

Самое интересное, что ты замечал в Самаре в последнее время?

Около трёх месяцев я делаю снимки чисто для себя, не считаю их работами, достойными выставки. Но когда я обучался в Школе авангарда в галерее «Виктория», у меня появилась фотография, на которой изображён участок стены с элементами ветхости, неблагоустроенности: облупившаяся штукатурка, краска, оборванные баннеры, плакаты, надписи.

С такой фотографии конкретную мысль не считать. Мы её иногда не замечаем, но всё равно как-то усваиваем. Мне показалось, что это может быть базой той информации, которую мы получаем от городской среды.

Какие пространства в Самаре подходят для урбан-фото?

Для меня идеальная среда – Металлург. Там нет вылизанности, местами видна несовершенность некоторых пространств. Хотя и в старом городе я регулярно выходил на фотоохоту.

Я в принципе эксплуатирую несовершенство среды. Его можно найти и в Промышленном районе, и в Куйбышевском. Это места, где есть много не отремонтированных зданий, гаражей. Я ищу там пятна краски и баффинг (закрашенный коммунальщиками стрит-арт и граффити).

Если снова вернуться к старому городу, мне нравится один живописный дворик в районе пересечения Фрунзе и Ленинградской. Видно, что люди, которые живут здесь, в дореволюционных зданиях, ухаживают за пространством. Проявляется это во всём: начиная от высаженных цветов, заканчивая раскрашенными металлическими листами. Там есть огромная кирпичная стена, покрытая несколькими слоями краски. Кладка частично разрушилась, из-за чего могут получиться интересные абстрактные узоры.

Как создаются работы в городской среде?

У города есть свой «язык», с помощью которого он с нами общается, доносит до нас образы. В рождении кадра участвует архитектура и её элементы, которые можно трактовать по-разному, совершенно абстрактно. Кирпич может быть или строительным материалом или, например, просто прямоугольником. Колонна – архитектурным элементом или линией в композиции. Тот же самый баффинг помогает передаче абстракции. Из всего этого многообразия, с помощью определённых манипуляций получается создавать что-то целостное на фото.

Есть ли свои тренды в урбан-фото?

Разновидностей и форматов много. Есть пласт фотографий, который эксплуатирует тему урбанистических пейзажей, атмосферу заброшенности, панельных зданий. Это советская романтика спальных районов и наша будничная жизнь.

Есть пласт тех же абстрактных фото – выход за рамки мейнстрима. В прошлом году в Тольятти я участвовал в выставке, где много места отвели разрушенным объектам. В основном это были снимки из промзон.

В Тольятти, как и в Самаре, есть что поснимать?

Город заводской, в нём своеобразная архитектура, встречается конструктивизм. Я там сделал несколько кадров, но конкретики из этого пока не родилось. Тольятти схож с Самарой с точки зрения позднесоветской архитектуры. Но отличий всё-таки больше.

В каких ещё городах ты встречал атмосферные локации?

В Санкт-Петербурге даже среди зданий, за которыми очень хорошо следят, можно найти интересные образы. А, например, Казань – очень чистый город, там сложно обнаружить что-то подходящее для урбан-фото.

В Казахстане много чего интересного. В Уральске, не самом большом и богатом городе, есть атмосферные места. Там я наснимал различной абстракции. Астана больше похожа на Казань своей вылизанностью. Там очень скучно и не очень уютно. По сути это современный бизнес-центр Казахстана, где многое построено из стекла и бетона. А Алма-Ата мне показалась чем-то похожей на Самару. Там тоже есть разделение на старый и новый город, промышленные районы. Советская архитектура очень смахивает на нашу, тоже можно найти хрущёвки. Но это другая страна и другая культура. У них здания дополнены украшениями на фасадах и балконах, на них можно увидеть элементы, связанные с казахским языком, какие-то национальные тексты.

Куда бы ты хотел вернуться?

Как раз в Алма-Ату. Не знаю, когда получится туда снова попасть. Много работы. Это живописный город не только с общечеловеческой точки зрения, но и с моей – как фотографа. Это культурный и творческий центр.

Какую роль играют люди в кадре?

Люди присутствуют там, где поднимается социальная проблематика в контексте города. В моём творчестве такого нет.

Возникали ли у тебя проблемы из-за фотоохоты?

Нет, но иногда на меня странно смотрели, когда я лазил в курмыши, чтобы сделать кадр. В такие моменты нужно следить, чтобы не наступить на стекло или шприц. Основной страх был в том, что люди могут подумать, что я оставляю «закладки» или хочу сделать что-то противозаконное. Сейчас я в основном хожу по центру города, никому не мешаю. Это безопасно.

Может ли человек без специального образования и подготовки начать заниматься урбан-фото?

Это доступно любому без особых знаний. Когда я только начинал, то не имел опыта фотографической школы. Как только прошёл обучение, понял, что не использую полученные знания. Я осознанно избегаю правил, заигрываю с форматом, имитирую живопись. Мне нужны только плоские изображения без ракурсов и объёма.

Есть ли у тебя в планах какие-то определённые проекты?

Больше полугода существует задумка о выходе за рамки плоского изображения. Хочется поразмышлять на тему городской среды, архитектурных элементов. Рядом с гостиницей Lotte, например, находится домик, у которого подвальные окна забиты металлом. Там можно сделать инсталляцию с принтами и создать образы окон.

Мне кажется, что окно – это очень важная деталь здания. Её достаточно, чтобы дом существовал. Но во мне говорит синдром самозванца, поэтому я задумываюсь над тем, нужно ли это зрителям. Может быть, для людей это будут простые абстрактные композиции и всё. Поймут ли прохожие, что это окна?

Кто-то даже не понимает выставки, к которым публикуют описание. Искусство – вещь эгоистичная, поэтому можно понять художников, создающих что-то для себя.

Согласен полностью. Всё достаточно субъективно.

Фото: Лилия Файзуллова

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    «Те, кто бегут в стендап за бабками, шоу-бизнесом и фанатками, ничего не добиваются». Истории самарских стендап-комиков
    22 ноября 2023, 12:06
    «Те, кто бегут в стендап за бабками, шоу-бизнесом и фанатками, ничего не добиваются». Истории самарских стендап-комиков

    Поговорили с тремя самарскими комиками о серьёзных вещах: вспомнили, как прошли их первые открытые микрофоны, выяснили, как связаны стендап и туризм, узнали, что ребята чувствовали, когда выступали в тишину, и даже задумались об открытии городского стендап-клуба.

    Бренд-шеф SeaPan Family Игорь Андриянов: «Не думал, что «Мидии и Гады» так мощно выстрелят»
    27 ноября 2023, 11:57
    Бренд-шеф SeaPan Family Игорь Андриянов: «Не думал, что «Мидии и Гады» так мощно выстрелят»

    Когда мы говорим о «быстрой еде», обычно представляем условную закусочную формата «заказал – забрал – съел». Качество, подача, разнообразие уходят на второй план. Главное – вкусно, сытно и недорого. В этом году массово концептуально новый формат «быстрой еды» с ресторанной подачей в Самаре представила SeaPan Family. Поговорили с бренд-шефом локальной сети Игорем Андрияновым о сломе шаблонов, планах по захвату гастромира и душевной готовке мяса.

    Идеолог «Сокольих гор»: «Ездил по миру, участвовал в мировых марафонах и думал: «Почему у нас такого нет?»
    19 января 2022, 10:20
    Идеолог «Сокольих гор»: «Ездил по миру, участвовал в мировых марафонах и думал: «Почему у нас такого нет?»

    29 и 30 января 2022 года будут напряжёнными для Сергея Васильева. Ведь в эти дни в Самаре пройдет марафон «Сокольи горы», а он - один из его организаторов. Мастер мировой серии Worldloppet рассказал, как локальное событие стало самым популярным лыжным марафоном в Поволжье, почему не проводят гонки по Волге и почему так важно построить на «Чайке» лыжероллерную трассу.

    Основатель проекта «Надо сохранить»: «Всех градозащитных активистов воспринимают как городских сумасшедших»
    23 июня 2022, 18:52
    Основатель проекта «Надо сохранить»: «Всех градозащитных активистов воспринимают как городских сумасшедших»

    Ставим запятую во фразе «Снести нельзя восстановить» в правильном месте (после слова «нельзя») и знакомим вас с основателем самарского проекта «Надо сохранить» Михаилом Митюковым. За два года работы вместе с командой волонтёров он завершил несколько проектов. Узнали у Михаила, зачем ему это нужно, что интересного можно найти в спальных районах Самары, и чем новая застройка на окраинах может быть интересна нашим потомкам.