11 ноября 2022, 10:08

В оркестровой яме: камера наблюдения и электро-пол

Ни одна постановка в Самарском театре оперы и балета не может состояться без артистов, декораций, костюмов и, конечно же, музыкантов. Последних мы практически никогда не видим. Они «спрятаны» перед авансценой – в оркестровой яме. Узнали у заведующего оркестром и дирижёра театра оперы и балета Алишера Бабаева, зачем в яме камера, кто поднимает и опускает электро-пол, от чего зависит рассадка музыкантов и не обидно ли им, что их не видят зрители.

Для чего нужна оркестровая яма

Оркестровая яма - это ниша, либо подъёмно-опускная площадка для перемещения оркестра под сцену. Эту конструкцию впервые применил немецкий композитор и дирижёр Рихард Вагнер. Он принципиально хотел скрыть оркестр от зрителей, чтобы тот не диссонировал с декорациями и костюмами артистов.

Но оркестровая яма предназначена не только для этого. Она создаёт нужную акустику и делает звук более ярким или, наоборот, приглушённым. Всё зависит от задумки режиссёра. 

Рассадка, барьер и «большой брат»

В середине оркестровой ямы - дирижёрский подиум, слева от него, если смотреть на сцену - струнные инструменты: скрипки, контрабасы, виолончели. Под сценой обычно находятся деревянные духовые инструменты, например - флейты, а медные духовые и ударные инструменты - справа от дирижёра. Такая расстановка нужна не только для того, чтобы оркестранты могли хорошо слышать друг друга, но и для лучшей акустики. Например, духовые инструменты находятся глубже, потому что они звучнее и ярче тех же струнных.

Оркестровая яма в Самарской опере рассчитана на 80 музыкантов, но обычно их не больше 70. Больше половины мест занимают струнные инструменты.

Барьер – специальная стена, которая отделяет оркестр от зрительного зала, выполнен из дерева: оно хорошо резонирует и не поглощает звук. В некоторых театрах, наоборот, для лучшего заглушения оркестра кроме деревянной перегородки используют кожаные усиления. 

Напротив дирижёрского подиума мы увидели камеру наблюдения. Это средство связи с помощником режиссёра - человеком, который ведёт весь спектакль. Он видит, когда дирижёр занял своё место. Также за пультом в оркестровой яме есть сигнальная лампочка. Помощник режиссёра нажимает у себя кнопку, она загорается, и дирижёр понимает, что всё готово для начала спектакля.

Самая сложная конструкция в оркестровой яме – это пол. В оперном он может подниматься и опускаться. За этот процесс отвечают специально обученные люди – инженеры и рабочие оркестра. Пульт управления находится за левой кулисой. 

Зачем поднимать пол

Состав оркестра всегда разный. Яму можно опустить пониже, чтобы было слышно хор солистов, или поднять повыше, если выступает более камерный состав. Глубина ямы в Самарской опере - три метра, но обычно её пол опускают на два с половиной - этого вполне хватает для качественного звука.

Также яма может служить удлинённой авансценой. В театре есть несколько спектаклей, где дирижёр и оркестр являются частью общей постановки. Например, в балете Back to life (12+) оркестр находится в глубине сцены. В этом случае пол ямы поднимают на её уровень.     

Дверь с автоблоком и комфорт

Находиться в оркестровой яме безопасно, если знать основные правила. При поднятии ямы входная дверь под сценой блокируется, чтобы никто не мог попасть внутрь и случайно упасть вниз. А перед каждым спектаклем, минимум за два часа, техники осматривают конструкцию, проверяют механизмы подъёмного пола.

В оркестровой яме созданы условия не только для качественного звучания оркестра, но и для комфорта музыкантов. За несколько часов до начала спектакля здесь включают вентиляцию. Во время спектакля её приглушают, чтобы потоки ветра не мешали музыкантам.

Не обидно ли оркестру всегда находиться в тени?

В Самарском театре оперы и балета музыкантов никогда не оставляют без внимания. В конце постановки для них звучат аплодисменты - главная благодарность за работу. По словам Алишера Бабаева, музыкантам неважно, видят их зрители или нет.

Настоящий музыкант – это, прежде всего, звук. А профессионала всегда хорошо слышно.

заведующий оркестром, дирижёр Самарского театра оперы и балета Алишер Бабаев

Фото: Екатерина Ершова

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    Мэппинг, скульптуры и перформансы. Стоит ли ехать на фестиваль медиаискусства Intervals в Нижний Новгород?
    07 мая 2024, 15:27
    Мэппинг, скульптуры и перформансы. Стоит ли ехать на фестиваль медиаискусства Intervals в Нижний Новгород?

    С 27 апреля по 1 мая в Нижнем Новгороде в очередной раз прошёл фестиваль Intervals. Это крупнейший в России ежегодный международный фестиваль медиа-арта. Делимся впечатлениями и рассказываем, стоит ли ехать в следующем году в соседний город для того, чтобы посмотреть на работы медиахудожников из разных стран.

    За стрит-артом – в Оренбург. Плиточки от Кубика, «Истлевший угол» и сравнение с Самарой
    10 января 2024, 11:35
    За стрит-артом – в Оренбург. Плиточки от Кубика, «Истлевший угол» и сравнение с Самарой

    Жанна Скокова отправилась в Оренбург и привезла оттуда классный материал про местную уличную культуру. В поисках арт-объектов она нагуляла не один километр, а ещё поговорила с местным художником под псевдонимом Жёлтый Кубик и искусствоведом Эльвирой Карповой.

    Собирал алтайские травы и бургеры. О чём выставка Миши Качикаракиса в «Нулевой комнате»
    06 марта 2024, 14:30
    Собирал алтайские травы и бургеры. О чём выставка Миши Качикаракиса в «Нулевой комнате»

    «McDowell’s International» (12+) – это персональный проект самарского художника. Специально для него Миша Качикаракис объединил продукты быстрого питания с элементами дикой природы. Узнали, что в итоге из этого получилось в «Нулевой комнате».

    «Чá-щá» пиши через «а». Лесной язык на выставке Кирилла Гурова
    24 марта 2023, 08:15
    «Чá-щá» пиши через «а». Лесной язык на выставке Кирилла Гурова

    В Victoria Underground показали фотографии и инсталляции, навеянные природными мотивами, ожившей растительностью и пришедшим теплом. Это как раз то, чего мы ждём в разгар весны. Погрузиться в мир плодородия, ветвей и корней можно на персональной выставке Кирилла Гурова «чá-щá» (0+).